Пусть помнит мир спасённый

()

ПУСТЬ ПОМНИТ МИР СПАСЁННЫЙ
Время, кажется, не властно над этой женщиной. Ей 81 год. Она жизнерадостна, активна, сохранила чувство патриотизма, как в пору былой юности, на которую пришлось и смутное время коллективизации, и грозные годы войны, и пресловутая эпоха развитого социализма. Об этом свидетельствуют старые пожелтевшие фотографии, бережно хранящиеся в семейном альбоме.
Её не по возрасту ясная память услужливо представляет картины минувшего прошлого.
НА ЗАРЕ СОВЕТСКОЙ ВЛАСТИ
Екатерина Дмитриева Ткачёва родилась в 1916 году в многодетной батрацкой семье в Николаевской слободе (впоследствии ставшей городом Николаевском) Камышинского уезда. Из детей была самой старшей. В 1932 году семья лишилась кормильца. В 16 лет Катя вынуждена была идти работать в колхоз, чтобы добывать семье средства к существованию. Молодое государство нуждалось в грамотных специалистах. А Катя хорошо училась в школе, в рамках ликбеза по вечерам помогала колхозникам осваивать грамоту. Комсомольская организация направила её в Камышин на педагогические курсы. Учёбу завершила с отличием. Затем был Сталинградский пединститут. Выпускные экзамены, которые пришлось сдавать уже под орудийный грохот Великой Отечественной войны.
Студенческие годы запомнились активностью, задором и… голодом. Из студенческих отрядов создавались агитбригады, которые часто выезжали с выступлениями в колхозы.
— С той неугомонной поры запомнилась мне встреча с писателем М.Шолоховым, — говорит Е.Ткачёва. – Группа студентов совершила турпоход в станицу Вёшенскую, где проживал Михаил Александрович. Он в то время работал над романом «Поднятая целина» и никого у себя не принимал, но для нас сделал исключение. Писатель прочитал несколько интересных фрагментов из будущего произведения. Когда после беседы Шолохов отправился нас провожать до края станицы, то показал ветхую хатёнку и её хозяина, ставшего прообразом деда Щукаря. Шолохов покорил нас своей непосредственностью, простотой в общении.
То время было трудное, но интересное: формировалось государство рабочих и крестьян, работы было непочатый край, люди помогали друг другу. Нашу семью, потерявшую кормильца, колхоз фактически спас от голодной смерти.
И ГРЯНУЛ ГРОМ
На последнем курсе пединститута Екатерина вышла замуж за преподавателя физкультуры Алёшу Антонова, который работал в одной из школ Камышина. Было не до свадебных торжеств, и после регистрации брака в Сталинградском ЗАГСе молодожёны разъехались по своим общежитиям: он –
в город Камышин, она – осталась в Сталинграде. А через несколько дней молодая жена получила телеграмму такого содержания: «Приезжай. Забирают на фронт. Алёша». Но, к сожалению, так уж сложились обстоятельства, что молодым супругам больше не суждено было встретиться. Единственный раз принесла полевая почта заветный треугольник, в котором на скорую руку молодой боец сообщил о том, что находится на пути к фронту. А вскоре пришло официальное уведомление: «Пропал без вести». Так, не начавшись, и закончилась их семейная жизнь.
Ещё во время финской войны Катя окончила фельдшерские курсы и имела звание лейтенанта медицинской службы, поэтому с получением извещения о пропаже суженого она отправилась в горком Комсомола с просьбой об отправке на фронт. Девушек в военкомате принимали не очень охотно. Но её встретили на удивление радушно, отнеслись с пониманием. Как выяснилось позже, из числа наиболее одарённой молодёжи подбирались люди для работы в разведке. Видимо, сыграло роль и знание немецкого языка – девушка выросла в Поволжье, общаясь с проживавшими там немцами.
Так в конце июня 1942 года Катя попала в школу разведки НКВД.
— В разведшколе за полгода я прошла целый университет, — вспоминает бывшая разведчица. – Нас обучали очень грамотные и опытные офицеры-преподаватели. Кроме непосредственной своей специализации – радиодела, мы изучали целый ряд военных наук. Школа располагалась при учебном отряде Черноморского флота, и с приближением линии фронта неоднократно менялось место её дислокации.
ГЛАЗА И УШИ ЧЕРНОМОРСКОГО ФЛОТА
Окончив с отличием школу радистов, Катя была направлена в разведотдел штаба Черноморского флота. Боевое крещение приняла под Новороссийском, попав с колонной моряков под бомбёжку. Так и простояла, обхватив единственное дерево, пока не смолк грохот разрывов. Чудом осталась жива под бомбёжкой среди открытого пространства.
Стажировку она проходила у радиста-асса Пети Рябого, который виртуозно владел ключом, мог даже подстраиваться под почерк вражеского радиста.
Их группа из пяти человек работала по перехвату турецких радиограмм. Турки своеобразно работали на радиостанциях, и без специальной подготовки невозможно было принять их депеши.
Помимо турок, необходимо было пеленговать немецкие подводные лодки. Раз в сутки лодке необходимо было всплыть для принятия порции свежего воздуха, зарядки аккумуляторов. В это время с подлодки немцы отправляли в свой штаб, расположенный в Констанце (Румыния), радиодонесение, время передачи которого длилось не более минуты. Нужно было успеть запеленговать вражескую субмарину и координаты сообщить на аэродром морской истребительной авиации.
Работа на радиостанции была изнурительной, монотонной и очень ответственной. Приходилось выискивать уединённое местечко, маскировать автомобиль и, забросив на какое-нибудь высокое дерево антенну, вести приём, невзирая на бомбёжку или погодные условия. Во время грозы мощные электрические разряды больно отдавались в слуховых перепонках. Немцы специальными генераторами создавали в эфире сильные помехи, глуша работающие передатчики. Бывали дни, когда казалось: от боли и звона голова расколется на части, не выдержав до окончания вахты.
НИКТО НЕ ЗАБЫТ
Много тяжёлых эпизодов военного времени хранится в запасниках памяти Е.Ткачёвой. Это и ужасающие картины разворочанного прямым попаданием авиабомбы госпиталя в Геленджике, и торпедированный немецкой субмариной под Туапсе пассажирский транспорт, и севастопольская Северная бухта, чёрная от бушлатов погибших там моряков…
Незабываемый след в памяти остался от знакомства с коптеловцами. Это была диверсионная группа разведотдела, возглавлял которую бесстрашный майор Коптелов. Группа была составлена из рецидивистов. Среди них были даже воры-«медвежатники». Их забрасывали с самыми сложными заданиями в тыл врага по всему фронту, вдоль оборонительного рубежа «Голубая линия». На задания они отправлялись, максимально загрузившись боеприпасами, даже продукты питания почти не брали. Поэтому возвращались из немецкого тыла всегда крайне истощёнными, и потом по нескольку суток их усиленно откармливали. В их среде бытовали неуставные отношения, своего командира они называли Батей и кроме него никому не подчинялись.
Но, как нередко случается на войне, жизнь легендарного майора Коптелова оборвалась нелепо. Несколько коптеловцев ночью отправились навестить своего раненого товарища в одном из сочинских госпиталей. Их туда не пропустила охрана. Но они были большие мастера снятия часовых, что немедленно и продемонстрировали на месте. Поднялась тревога. Всполошившаяся охрана кинулась задерживать «диверсантов». Завязалась потасовка. Один из коптеловцев, изрядно избитый, прибежал к командиру и объявил: «Наших бьют!» Майор в темноте напрямую бросился через рощу на выручку подчинённых. В этот момент застрочил пулемёт, прочёсывая тёмное пространство. Смертоносная очередь пришлась поперёк груди командира разведчиков…
ВЕТЕРАНЫ И СЕЙЧАС НА ПОСТУ
Дальнейшая судьба Е.Ткачёвой сложилась весьма примечательно. Вернувшись в 1946 году с военной службы в родной Николаевск, она вновь занялась любимой педагогической работой. А в 1952 году её потянуло поближе к местам, где прошла боевая юность. Так Екатерина Дмитриевна оказалась в Горячем Ключе. До выхода на пенсию в 1971 году она преподавала немецкий язык и историю в средней школе станицы Саратовской. Вышла замуж, воспитала сына и дочь. Бывшие ученики до сих пор помнят её как задорного, инициативного, энергичного педагога. Она была мастером организации всевозможных походов и рейдов, театрализованных постановок и общественных мероприятий, археологических вылазок, инициатором создания школьного музея боевой славы. И сейчас, при всей скромности своего положения, не ропщет она на горькую судьбину. Силами таких же, как она, ветеранов-пенсионеров в Саратовской создан женский клуб «Факел». В текущем году отметили 10-летний юбилей клуба. Бывшие фронтовики и работники трудового тыла помогают друг другу при необходимости, вместе проводят свой досуг и встречают праздники, ухаживают за мемориалом павшим за освобождение станицы воинам.
Вот такова прошлая жизнь скромной пенсионерки из станицы Саратовской.
21 августа 1998 г.

Насколько Вам понравилось это произведение? Оценить произведение!

Оцените книгу!

Средний / 5. Кол-во оценок:

Будьте первым, кто оценит эту книгу

Жаль, что книга Вам не понравилась

Помогите нам стать лучше!

Что могло бы сделать её интереснее?