Похоронка

()

Кузьма ушел на фронт с самого начала. Почтальон регулярно приносил жене письма от него, там муж писал, что держаться тяжело… Но держатся . Позиций не сдают. Каждое письмо заканчивалось словами о том, что немца мы обязательно побьём, надо только подождать немного, и тогда Кузьма вернётся, посадит яблоневый сад и заведёт пару овец. Жена Ольга перечитывала их вслух вместе с пожилой свекровью и еще много раз одна, особенно перед сном. Ей часто снился муж: то он бежит впереди товарищей, то замахивается штыком на фашиста. И в её снах наши всегда побеждали: брали высоту, захватывали в плен немецких генералов, топтали вражеское знамя.  Только на грани сна и реальности Ольга могла позволить себе расслабиться. В семье было семеро детей, их надо было  чем-то кормить. Недавно старшая Люба едва не умерла от малокровия. Спасибо школьной учительнице – она иногда подкармливала девочку своим пайком. Люба поправилась. До сорок третьего дожили все.

Так прошло три томительных года. Две эвакуации. Во время одной из них удалось попасть на телегу. На подъезде к городу рядом разорвался снаряд, и осколок полетел прямо на детей. Телегу разбило в каких-то сантиметрах от трёхлетней Веры, на которой не осталось и царапины. А вот в Москве случилось страшное: запрыгивая в поезд, Ольга держала за  руку сына – семилетнего Васю. Внезапно рука мальчика вырвалась. Мать соскочила с поезда, но в толпе уже не было курносой конопатой мордашки… Из вагона звала свекровь, плакали дети. Поезд уходил. Не сдерживая слёз и горестных криков, Ольга позволила кому-то затащить себя в вагон, всё выглядывая среди людей знакомое личико. Васю так и не отыскали.

В какой-то момент перестали приходить письма. За два месяца ни одной весточки. Однажды к в сотый раз латающей детские одежонки матери прибежала маленькая Клава: «Мамочка, мама! Там тётя Паша с письмами! К нам!». Выскочив в двери, Ольга похолодела. Похоронка. Молча взяла у почтальонши проклятую бумажицу и скрылась в доме.  Через пятнадцать минут вышла к домашним и, бросив на стол похоронку, сказала: «Он жив».

Спустя некоторое время пришла вторая. Ольга не вышла её получать. Похоронку принесла свекровь.

— Как же это так, Оленька?

— Всё неправда.

— Как же неправда? Как неправда, когда вот! Вот вся наша правда –бумажонка жалкая!.. –свекровь сорвалась на крик.

— А я знаю, что он жив, — невозмутимо ответила Ольга, не отрываясь от вязания.

Когда прислали третью, вся семья похоронила Кузьму. Одна только жена сердито трясла чёрной косой и повторяла: «Нет, я знаю, что он жив». Её почти сочли за сумасшедшую, но никто не осуждал, даже за глаза.

Закончилась война. Мужчины возвращались с фронта. Каждого встречали всем миром, каждому радовались, как родному. Да они и были теперь родными, все до единого. Вся страна стала одной большой семьёй.

Кузьму не встречали. Он не вернулся. Ни через месяц, ни через полгода. А Ольга всё стояла на своём и домашним тоже  настрого запретила говорить о смерти.

После войны прошло два года. Однажды Ольга вдруг вышла на крыльцо, бросив шить одеяло и никому ничего не сказав. Встала, скрестив руки на груди и пристально вглядываясь вдаль. Прошло не менее двадцати минут, пока в самом конце деревенской улицы не замаячил силуэт. Ну конечно же, это был он! Хромающий на правую ногу, но самое главное – живой Кузьма. Подойдя к своему крылечку, он хитро улыбнулся и сказал: «Ну здравствуй, жена».

Насколько Вам понравилось это произведение? Оценить произведение!

Оцените книгу!

Средний / 5. Кол-во оценок:

Будьте первым, кто оценит эту книгу

Жаль, что книга Вам не понравилась

Помогите нам стать лучше!

Что могло бы сделать её интереснее?