«Казаки да казаки…»

()

Я отношусь к уже немолодому, зрелому поколению и о войне знаю не только по школьному курсу истории, но по огромным ресурсам коммунистической пропаганды послевоенной СССР.  Но вот так получилось, что о войне, которая коснулась своим чёрным крылом нашей семьи, я знала очень мало.

Я совсем не видела своего деда, он умер, когда я ещё не родилась. Но, иногда мама рассказывала нам о жизни в военное время и говорила нам, что мы – счастливые дети, ведь мы живём, не зная войны. И она рассказала нам о своём детстве  и юности в военное время.

« После начала войны папу забрали на фронт. В семье было пятеро детей, я была старшей. Поэтому меня определили на работу – рыбачкой. И мне, девочке-подростку, приходилось работать на холодной реке с подругами, наравне со взрослыми.  Работницы  добывали норму килограммов рыбы для отправки на фронт для питания советских солдат. Стоя в ледяной холодной воде, мы с подругами тянули сети с рыбой. И я старалась, потому что думала, что папе, воюющему на фронте, тоже достанется часть этой рыбы. Когда-нибудь, после войны, я расскажу ему, что рыбу эту добыла я, дочь-рыбачка».

Уже в мирное время, я часто бывала с мамой на реке и удивлялась, как мама хорошо плавает, как много она знает о реке! Теперь становится понятно, ведь она очень много времени провела на реке, чувствовала себя в ней, буквально как рыба в воде!

«Зимой рыбакам тоже приходилось ловить рыбу из прорубей. И опять мы с подругами старались не отставать от взрослых. Холодно ли, голодно ли – нужно выполнять дневную норму. Это наша помощь фронту.

В начале февраля пришла похоронка на папу. Сообщалось, что он погиб 2 февраля 1942 года недалеко от города Ржева. Мама молча плакала, понимала, что заботы о семье легли на её плечи.

В эту голодную весну запасы пищи в семье иссякли. Мама не знала, как прокормить семью. И решила пройти по картофельным полям, оголившимся от снега. На поле можно было найти перемёрзшие остатки картофеля, которые люди не собрали по причине малых размеров или просто незамеченные в земле. Картофелем их уже нельзя было назвать, так, крахмалистые лепёшки. Но жидкую похлёбку из них  можно было сварить. Мама взяла с собой на поле и меня. Пройдя по весенним полям, мы собрали немного крахмала и уже собирались домой. Как вдруг, на нас налетел всадник на коне. Проезжая мимо меня с мамой, он стегнул маму плёткой по спине: «Что это вы тут лазите по моему полю!». Никогда я не забуду, как от боли закричала моя мама! Нам пришлось уйти с поля, побросав все находки. Что поделать: без папы мы были уже беззащитны. Были в деревне такие изверги! Плохие люди были и есть во все времена.

Сидя дома и отогреваясь кипятком, мы старались не говорить на эту тему, хотелось забыть о событиях этого дня.

Но однажды днём, в дом к нам кто-то постучал. Мы открыли дверь и закричали от радости: в дверях стоял отец! Израненный, хромой, но живой! В семье поселилась радость. Папа рассказал нам, что был контужен, его не засыпало землей при разрыве снаряда. Бойцы решили, что он погиб. Но после, придя в себя, ему удалось выползти из воронки и доползти до части. Потом лежал в госпитале и после был демобилизован. Так он оказался дома. Только он был очень молчаливым, почти совсем не вставал с постели. Он болел. Мы видели, как тяжёлые ранения медленно забирают нашего папу. Часто он, лёжа в постели, напевал тихонько услышанную на войне песню «Казаки да казаки…». Многих слов он не знал, но эти строчки часто повторял. А мы, жившие в самой глубинке нашей страны, тем более не знали таких песен. Днем мы уходили на работу, а папа оставался дома. Лежал, о чём-то думал.

Однажды он покинул нас. Так тихо, неслышно ушел фронтовик, не дожив до Победы. Не увидев и услышав Победного салюта. Не увидев счастливых послевоенных лет. Тех лет, когда святую Победу чествовали каждый год, отмечали парадами, праздниками, посвящали романы, книги, фильмы, песни».

Одну только песню, вернее строки из неё  повторяла часто и моя мама: «Казаки да казаки…».

Не осталось от деда ни фотографий, ни наград, ни званий. Только скупые строки информации из списков захоронения, откуда его так и не вычеркнули.

«…Фамилия Аллаяров Имя Аллаяр Дата рождения/Возраст __.__.1906

Место рождения Омская обл., Тобольский р-н, д. Юртышитская

Дата и место призыва Тобольский РВК, Омская обл., Тобольский окр., Тобольский р-н

Последнее место службы 375 сд  Воинское звание красноармеец

Причина выбытия убит

Дата выбытия 02.02.1942

Первичное место захоронения Калининская обл., Ржевский р-н, д. Фролово

Название источника донесения ЦАМО Воинское звание рядовой

Дата смерти 02.02.1942

Страна захоронения Россия, Регион захоронения Тверская обл.

Место захоронения Ржевский р-н, с.п. «Чертолино», д. Погорелки

Откуда перезахоронен Фролово Номер захоронения в ВМЦ 69-515/2014

Место захоронения Ржевский р-н, с.п. «Чертолино», д. Погорелки

Вид захоронения братское воинское захоронение  Состояние захоронения хорошее

Количество могил 1 Захоронено всего 8332 Захоронено известных 7501

Захоронено неизвестных 831

Кто шефствует над захоронением Администрация м.о. с.п. «Чертолино»

 

Вспоминая о дедушке, часто задаю вопросы никому:   Кто придумал войны? Кому они нужны? Почему простым людям нужно платить жизнью за чьи-то решения?

Я хочу, чтобы люди, прочитавшие этот рассказ, узнали о красноармейце Аллоярове Аллояре, чтобы вспомнили о нём и многих других, которые ушли тихо и незаметно для окружающих. Но так не должно быть!

Насколько Вам понравилось это произведение? Оценить произведение!

Оцените книгу!

Средний / 5. Кол-во оценок:

Будьте первым, кто оценит эту книгу

Жаль, что книга Вам не понравилась

Помогите нам стать лучше!

Что могло бы сделать её интереснее?