Великий Грибоед

()

Прозвенел школьный звонок, а, значит, урок и учебные занятия в целом на сегодня окончены. Одноклассники, поспешно забросив учебники в сумки, молниеносно вылетели из кабинета, словно в нём был установлен детонатор с обратным отсчётом в десять секунд. Собравшись, я со спокойной душой покинула здание, направляясь домой привычной дорогой.

Когда ты учишься в девятом классе, школа уже давно не кажется чем-то необычным, а что-то интересное в ней происходит довольно редко. После тяжёлого учебного дня мой животик жалобно заурчал, однако сладостные мысли о шоколадном пудинге, что преданно дожидается свою хозяйку в холодильнике, были прерваны телефонным звонком. На дисплее крупным текстом высвечивалось «Матушка».

— Алло, Поля, ты уже освободилась?

— Да, мама.

— Мне сейчас звонил твой дедушка, он то ли плохо себя чувствует, то ли что-то другое, я точно не поняла. Сходи, проверь. Мало ли что. Адрес скину смской.

Послышались обратные гудки. Через минуту пришло сообщение с адресом. Делать нечего — нужно сходить, хоть я и видела деда всего несколько раз в жизни и знаю только, что его зовут Фархад, и что он вроде как известный писатель-отшельник, не выходящий из своего дома.

Идти до назначенного места было не так далеко. Около трёх километров от моего дома. Не за углом, но и не в конце города. Вставив один наушник, я включила свой плейлист «Лучшие песни по версии Полины Ерохиной» и направилась вперёд, сквозь порывы ветра и назойливые мысли о пудинге.

Район выглядел опустевшим и даже жутковатым: маленькая детская площадка с давно не пригодными для использования элементами, кривые лавочки (на них, наверно, сможет сидеть только человек без позвоночника), битые фонари и, конечно, пятиэтажные кирпичные дома, отчаянно требующие реставрации, если не сноса. Однако, преодолев негативные эмоции, вызванные первым впечатлением, я зашла в нужный подъезд. Выглядел он даже более жутко, чем район. Наверно, именно в таких и происходят разные преступления.

Поднявшись на второй этаж, я подошла к тринадцатой квартире и несколько раз постучала. Тишина. Когда звонят в дверь, а родителей дома нет, я стараюсь не производить ни звука, лишь бы незваный гость подумал, что в квартире никого, и скорее ушёл. Но я-то званый. Он ведь позвонил маме, чтобы его навестили, а, значит, он должен быть дома. Я повторила стук чуточку настойчивее. Послышалось шуршание и хриплое «Открыто!». Это напомнило мне случай, когда очень долго ждёшь загрузки любимой компьютерной игры, а потом замечаешь надпись внизу «нажмите любую кнопку, чтобы продолжить».

Дверь действительно оказалась незапертой. На пороге стояла лишь пара ботинок и возле них лежала медная ложечка для ног, давно покрытая пылью. В доме стояла чужая, но приятная атмосфера. Такое бывает, когда меняешь место жительства или просто заходишь к кому-нибудь в гости. Я позвала дедушку, он отозвался из дальней комнаты. Разувшись, я прошла по коридору. Первое, что бросилось в глаза — полный беспорядок в квартире. Некоторые вещи находились там, где по предназначению не должны были существовать. Когда я дошла до источника звука, то увидела через дверной проём пожилого мужчину в бордовом халате, сидящего за компьютерным столом и активно набирающего текст на ноутбуке. После пары десятков секунд работы с компьютером дедушка повернулся в мою сторону, что дало возможность хорошо его разглядеть: в меру упитанный мужчина лет семидесяти, с добрым взглядом, приподнятыми широкими бровями и густой бородой. Если бы я представила, как выглядит Бог всего сущего, то, наверно, вот так.

— Ах, Полиночка, это ты? Я тебя помню, — произнёс Фархад мягким голосом с лёгкой хрипотцой.

— Да, привет. У тебя всё хорошо? Мама сказала, что с тобой что-то случилось.

— Да, впрочем, ничего серьёзного, просто у меня закончились лекарства, которые прописал доктор, а сам я выйти в аптеку сегодня не в силах — неважно себя чувствую. Извини, если побеспокоил.

— Нет, всё хорошо. Конечно, я схожу. А что нужно взять?

— На тумбочке в прихожей список лекарств, там же и деньги на них. Спасибо.

Ближайшая аптека находилась через два квартала. Деньги я брать не стала, решила оплатить своими, заработанными на летних каникулах. Когда я вернулась, дедушка Фархад всё так же стучал по клавишам.

— Деда, я принесла лекарства.

— Ах, да, неси сюда, — Фархад стал принимать необходимое. — Спасибо. Что-то мне сегодня хуже, чем обычно, а тут ещё и препараты закончились. Спасибо большое, что выручила.

— Не за что. А чем ты занимаешься? — спросила я для поддержания разговора.

— Да вот, как всегда, строчу очередную повесть.

— Как называется?

— «Великий Грибоед». Вообще, процесс написания у меня всегда проходит по-разному. Иногда уже заканчиваю текст, а название так и не приходит в голову. На этот раз, наоборот, я придумал название, и уже исходя из него начал писать книгу.

— Здорово, а про что она?

— Это история про волшебное существо — Великого Грибоеда — хранителя леса. Он защищает свои леса от различных угроз и общается с лесными жителями.

— Звучит интересненько.

— Да, я люблю интересные истории. В них всё не так, как происходит в жизни. Возможно, только в моей. Да что я всё о себе да о себе? Хочешь чаю?

— Пожалуй.

Дедушка плавно встал и в мягких тапочках направился на кухню. Я последовала за ним.

— Так-с. Где же тут чашки? Это что? Ух ты, у меня, оказывается, есть миксер!

Создавалось впечатление, будто он тоже пришёл сюда в гости или первый раз вышел за пределы рабочего кабинета, который в то же время служил ему спальней.

— Я думаю, что это надолго. Может, стоит провести уборку?

— Да, неплохая идея. С чего же мы начнём?

— Давай я лучше сама всё сделаю, а ты отдохни.

— Ну, как скажешь, — резюмировал дедушка и неторопливым шагом вернулся в кабинет.

После нескольких минут бессмысленного хождения по кухне я нашла в картонной коробке старые фотографии дедушки с моими родителями и со мной, где мне было всего лет пять, кучу разных невскрытых писем и много-много рекламных листовок. А ещё я поняла, что даже не знаю, с чего начать уборку, однако вскоре вымела сор и протёрла все полки, отчего помещение стало заметно чище.

Когда я вернулась к дедушке с подносом, на котором стояли две кружки зелёного чая, комната наполнилась запахом свежей мяты.

— Ну, как там повесть? — поинтересовалась я, отпивая глоток чая.

— Да вот, всё никак не могу придумать финал. То есть, он у меня был, потому что перед началом работы я всегда составляю план произведения, а значит, что сюжет всегда готов, но в этот раз, дойдя до завершения, я посчитал, что концовка ну никак не вписывается в общую картину. В сыром виде моё блюдо выглядело куда лучше. Понимаешь, Полиночка, всегда есть деталь, над которой очень сложно работать. Иногда я с трудом придумываю название к завершённой безымянной работе. Бывает так, что мне приходится вырывать половину книги напрочь и писать всё заново. В этот раз проблема с финалом.

— Деда, — всё же решилась я задать этот вопрос. — А почему я тебя почти никогда не видела? Почему мы с родителями ни разу не навестили тебя?

— Понимаешь, Поля, люди склонны забывать о близких, потому что устают от этой жизни. Возвращаются с работы поздно, перекусывают вчерашним бутербродом и погружаются в транс за просмотром телевизора или сериала на ноутбуке. Некоторые вообще практически не бывают дома. Им попросту не хватает на меня времени и сил. Но я не жалуюсь. Мне хорошо дома. Это единственное место, где я чувствую себя в безопасности в и уюте. Ох, беда, у меня закончился чай. Сделай ещё пожалуйста. Это лучший чай в моей жизни.

— Хорошо, деда.

Я залпом опустошила свою кружку, взяла поднос и направилась на кухню. Послышался глухой стук, но я не придала этому значения. Пять минут работы чайника, по два кубика сахара звонко плюхнулись в горячую жидкость. Снова этот приятный аромат мяты и пряностей, проходящий через лёгкие. Тут же я поспешила к дедушке с новой порцией.

— А вот и чай…

Лишь я оказалась в проёме двери, руки резко разжались, поднос с кружками упал на пол, отчего горячий чай разлился и впитался в ворсистый ковёр. Меня затрясло, сердце застучало в десять раз сильнее. Я не могла поверить в произошедшее! Человек, с которым я разговаривала буквально несколько минут назад, теперь лежит на полу без единого движения! Сразу же подбежала к нему. Отчаянно трясу за плечи.

— Деда, что с тобой?! Очнись!

Глаза наполнились слезами. Я почувствовала животный страх. Раньше я слышала это выражение, но не совсем понимала, что оно значит. Лучше бы и не поняла.

Руки затряслись в безумной лихорадке, но я всё же достала телефон и набрала скорую помощь, с большим трудом объясняя ситуацию, потому что заикалась через каждое слово и от беспомощности всхлипывала.

***

Врачи диагностировали смерть из-за невыявленных проблем с сердцем. Если бы я подошла раньше, возможно, его успели бы спасти. Мне не хочется ни о чём думать, я почти перестала есть и засыпаю с большим трудом. Я чувствую себя опустошённой, отдала бы всё, чтобы обернуть время вспять. Я бы хотела проводить с ним больше времени, чтобы узнать много нового и просто быть рядом с этим человеком, который стал мне так близок за считанные минуты, проведенные с ним. Но прошлое не вернуть. Мне больше никогда не почувствовать тот самый запах мяты, и не услышать приятный хриплый голос. Его последняя повесть так и останется не завершенной. Конец может стать внезапным в любой момент, а мир этого даже не заметит.

Насколько Вам понравилось это произведение? Оценить произведение!

Оцените книгу!

Средний / 5. Кол-во оценок:

Будьте первым, кто оценит эту книгу

Жаль, что книга Вам не понравилась

Помогите нам стать лучше!

Что могло бы сделать её интереснее?