Дом убийцы Фреда на отшибе

()

— Давайте поживее, иначе мы до него только к утру дойдём, — буркнул со спины Рома, освещая путь карманным фонариком.

— Я уста-ала, — протяжно завыла Соня, вяло плетясь за товарищем. — У меня болят ноги. Зачем нам вообще туда идти? Лучше бы остались дома и посмотрели ужастики.

— Твои ужастики — развлечение для пятилеток, а вот побывать в старом, заброшенном доме, где ровно восемьдесят шесть лет назад в пятницу тринадцатого жестоко убили несколько людей — это как сыграть в хоррор с максимальным погружением. Даже нет, будто мы и есть герои какого-нибудь мрачного рассказа.

— Уб-били? — переспросила Соня, высоко подняв домиком ровные полоски бровей.

— Ну, не сразу, конечно. Легенда гласит, что в этом доме жил серийный маньяк-убийца, а его сын завлекал к себе детей, таких же, как мы, под предлогом поглазеть на жуткий дом. Если верить газетным вырезкам, сначала жертв лишали еды и пытали разными способами, а потом едой становились они…

— Но ведь мы с тобой как раз идём поглазеть на этот жуткий дом, который, как ты недавно брякнул, «местная достопримечательность», — я присоединился к разговору, до этого с опаской оглядываясь по сторонам.

— Верно…

— Рома! — нервно крикнула Соня, хлопнув брата ладошкой по спине. — Хватит пугать!

— С чего это вдруг? Вы же знали, на что идёте. Какой смысл идти в старый, заброшенный дом с настоящим привидением, если мы не собираемся пугаться? — развёл руками Рома, будто объясняя нам очевидное.

Хотя в сверхъестественное мне верилось слабо, но всё же бродить ночью по лесу компанией из трёх шестиклассников не внушает спокойствия, ведь на нас прямо сейчас может напасть какой-нибудь дикий зверь или психопат, и я даже не знаю, что из этого хуже. Тем более, если родители узнают, что вместо ночёвки у Ромы мы болтаемся по лесу, веселее точно не станет. И вообще, я почти на сто процентов уверен, что никакого маньяка Фреда и не существовало. Скорее всего, это очередная байка вроде Пиковой дамы или Жвачного гномика, а в доме жил какой-нибудь пропащий алкоголик. Но почему его назвали именно Фред? Конечно, призрачный убийца Игорь звучит не так устрашающе, но ведь можно же было проявить хотя бы немного фантазии…

— А вы знали, что тело человека в среднем разлагается от пятидесяти дней до одного года? Полиция обнаружила трупы убитых Фредом, только когда запах гнили стал выходить за пределы дома, — подкидывал уголь в нарастающее пламя тревоги своих спутников инициатор похода.

От хруста веток, лежавших на земле, невольно вздрагивали плечи, а по телу проходила лёгкая дрожь. Свет карманного фонарика растворялся в непроглядной бездне, освещая лишь стволы деревьев и надёжную спину Романа. Полная луна, будто подвешенная на звёздное небо кем-то таинственным и могучим, словно наблюдая, сопровождала нас всю дорогу. Ветви деревьев громко шелестели, нагнетая тревогу и покачиваясь под лёгким дуновением летнего ветра. Всё время казалось, что за нами кто-то следит, прячась в заросших кустах. Вся эта затея выходила довольно жуткой, но показывать свой страх в компании не будет классным, особенно, когда с вами девчонка.

Вспомнив про Соню, я обратил внимание на неё. Она немного успокоилась, но уже заметно вымоталась от длительной прогулки. Каштановые кудри скрывали половину лица, и разглядеть точные эмоции было проблематично, но лунное сияние освещало её изумрудные глаза, позволяя заглянуть в них. Взор выражал лёгкое волнение, потому что зрачки её глаз то и дело бегали по сторонам, словно убеждая себя, что всё хорошо и ничего страшного не происходит. Заметив мой взгляд, подружка повернула голову в мою сторону, отчего стало не по себе, и я потупился. Соня — младшая сестра-близнец моего лучшего друга Ромы. Она родилась на восемь минут позже его. По неизвестным причинам Сонька практически не общалась с другими сельскими девчонками своего возраста, однако постоянно таскалась с нами, мы были не против. Соня сильно отличалась от своих сверстниц: вместо чаепитий в обществе пластмассовых кукол предпочитала бегать с деревянным автоматом и заниматься другими активными играми, но в то же время была очень эмоциональной и хрупкой, зачастую становясь для нас обузой, однако это не мешало приятно проводить время вместе, каждый день придумывая что-то новое. У меня много приятелей, как в школе, так и вне её, но по-настоящему я дружил только с близнецами. Меня тянуло к ним, я хотел проводить с этими людьми как можно больше времени, тем самым став для них практически родственником, чем я очень дорожу.

— Дамы и не дамы, — выразительно произнёс Рома, повернувшись к нам лицом. — Представляю вашему вниманию тот самый легендарный дом убийцы Фреда.

В реальности он выглядел намного ужаснее, чем в рассказах местных мальчишек. Большое двухэтажное здание, что редкость в наших краях. Дом располагался вдали от улиц, на самом отшибе села. Пугающее здание, стены которого местами прогнили, на первом и втором этаже по бокам расположены два заколоченных окна, однако входная дверь отсутствовала. Видимо, её уже давно кто-то вынес, и вместо двери в проёме была видна лишь неосязаемая тьма, будто прятавшая от нас находившееся внутри, чтобы внезапно выпрыгнуть в нашу сторону и разорвать нас на самые мелкие части. В целом, здание выглядело так, словно вылезло из старого мультика «Дом-монстр».

Было понятно, что до нас в нём побывало немало посетителей. Об этом свидетельствовали валяющиеся по углам разные бутылки и фантики. Внутри было ещё темнее, чем на улице. Висевшая в воздухе пыль мелкими крупицами отражалась в лучах фонарного света. Сама мысль, что за нами следит призрак убийцы, не давала покоя. Соня шла максимально близко ко мне, практически дыша в затылок. Рома же, в свою очередь, всем своим поведением показывал, что ему ничуть не страшно, громко разговаривал и пинал попадавшийся под ноги мусор. Рома был старшим братом не только для Сони, но, можно сказать, и для меня. Я всегда старался быть похожим на него и во многом подражал другу.

Осторожно передвигаясь по местами прогнившему паркету, среди кучи мусора на полу я заметил что-то, выделявшееся на мрачном фоне. Наклонившись ближе и направив свет на заинтересовавшую меня вещицу, я обрадовался, словно добыл пиратский клад с золотом. Найденной вещью оказался перочинный нож с выгравированной на нём надписью «Что меня не убивает, то делает сильнее». Примечательно, что это единственная вещь в доме, на которой практически не было пыли, и выглядела она сравнительно новой. Вероятно, клинок оставили здесь совсем недавно.

— Смотри, что я нашёл.

Обернувшись, я заметил, что Соня куда-то исчезла. Позвал подружку, она не откликнулась. Я повторил попытку — безрезультатно. Услышав тихие всхлипы рядом, я подошёл к источнику звука. Соня застыла каменной статуей в дверном проёме одной из комнат, боясь совершить лишнее движение.

Напротив, в нескольких шагах от неё, стояла крупных размеров собака неизвестной породы, возможно, дворняга. Половина её морды обгорела до мяса, а правый глаз был превращён в гнойное месиво. Пасть, широко раскрытая в ужасном оскале, обнажала свои жёлтые клыки. Один её вид и тяжёлое дыхание говорили, что животное настроено совсем не дружелюбно.

Когда в поле зрения псины появилась вторая цель для уничтожения из-за своего бешенства, она стала ещё агрессивнее, начала угрожающе рычать. Сковывающий страх Сони мгновенно передался и мне. Я не знал, что делать в этой ситуации, но долго раздумывать не пришлось, поскольку псина резким движением прыгнула на прямо на меня, повалив на пол в кучу пыльного мусора. Соня закричала всей накопившийся паникой. Из пасти противника выходили гниль и прочие неприятные запахи. Зверь пытался прокусить мне шею, но я всеми силами старался сдержать его. Я вовсе не хил, но зверь намного превосходил меня по силе. Руки быстро устали, и я практически смирился со своей участью, однако в следующий момент произошло то, чего я ожидал меньше всего — Соня подобрала мою находку, которую я выронил во время нападения, и вонзила её в спину собаки. Та, в свою очередь, истошно завыла и переключилась на мою защитницу, повалив уже её. Я поспешил встать, но в лицо собаки врезался кусок деревянного бруска, отчего та отлетела на небольшое расстояние. Неспроста Рома был самым сильным в нашей команде, если не во всём селе среди ровесников. От этих действий зверя заполнила ярость, а единственный целый глаз залился багровыми красками. Собака побежала на Рому, но на этот раз я прыгнул прямо на неё, тем самым сбивая зверя с ног. Всё происходило слишком быстро, поэтому у меня не было времени обдумывать свои действия, и мною двигали инстинкты. На лету сбив собаку, я вынул нож из её спины и быстрым точным ударом вонзил кончик лезвия прямо в белок глаза, тем самым полностью лишив собаку зрения. Зверь взвыл ещё сильнее, заметавшись в разные стороны, а мы втроём побежали по ступенькам на второй этаж. В спешке, не глядя под ноги, я угодил прямо на ржавый гвоздь, торчавший под одной из валяющихся досок. Резкая боль провела судорогой по всему телу. Я закричал от боли, но, помня о настоящей угрозе, свободной рукой оторвал ступню от гвоздя и почти вприпрыжку догнал друзей. Те подхватили меня под плечи и максимально быстро занесли в комнату, которая, судя по оставшейся мебели, раньше служила спальней. Дверь отсутствовала, а забаррикадировать проход было попросту нечем, поэтому нам ничего не оставалось, кроме как прижаться к стене, надеясь, что собака уйдёт.

Рана на ноге протяжно выла. Снаружи доносились скулёж и топанье лап по прогнившему паркету. Нужно было любым способом покинуть дом, но в голову ничего дельного не приходило. Судя по выражению лиц моих друзей, они были в таком же замешательстве, как и я. Прошептав что-то на ушко Соне, Рома подвинулся ко мне и максимально тихо повторил свои слова.

Выбежав в коридор, друг всеми силами старался привлечь внимание собаки криками и хлопками. Та отреагировала моментально и понеслась за ним в соседнюю комнату. Мы с Соней в этот момент поспешили ретироваться из дома, а Рома загнал собаку в соседнюю комнату.

Оказавшись на свободе, среди прохладного ветра и шелеста деревьев, мы стали ждать Рому. В голове пронеслась мысль, что он один может не справиться, и она его просто загрызёт. К счастью, через пару минут наш Геракл вернулся прямиком с подвига.

— Она, когда за мной в комнату влетела… — срываясь на одышку, проговорил Рома, — … Я ей под брюхо пинков надавал, а когда она отскочила, то сразу закрыл дверь. Но нам всё равно лучше гнать отсюда, а то мало ли что.

***

После этого события я около недели лежал с перебинтованной ногой и психологической травмой. Родителям о случившемся мы не рассказали, но пообещали друг другу больше в таких авантюрах не участвовать. Мы хотели обнаружить мстительный дух, но встретили реальную угрозу, что, в отличие от призрака, действительно опасно и пугающе.

Насколько Вам понравилось это произведение? Оценить произведение!

Оцените книгу!

Средний / 5. Кол-во оценок:

Будьте первым, кто оценит эту книгу

Жаль, что книга Вам не понравилась

Помогите нам стать лучше!

Что могло бы сделать её интереснее?