Обычный день третьеклассника в пятьдесят первом году

()

Задали сочинение — описать один день как будто пишешь дневник. Что ж, хорошо.

“Сочинение: мой день.

Когда проснулся, было уже холодно. Встал, натянул телогрейку да штаны, давно перешитые из других штанов, папиных. Похлебал остатки вчерашнего остывшего супу. Когда собирался, оказалось, что брат забрал наши общие валенки. Придется брать те, что соседка нам оставила. А они огромные — выше колена! Набил туда сена, обмотал ноги портянками, да надел их. Тепло. Если сверху пальтишком накрыть выглядит очень даже ничего себе. Посмотрел, как там мой поросенок. Спит. Так и отправился в школу.

В школе все как обычно. Учились складывать сотни. Узнал, что есть такая цифра миллиард. Когда назад шел, было уже не так холодно. Мороз, видать, отступил. Поэтому позволил себе немного поиграть в снегу с ребятами. Но немного. Дела ждут.

Когда прибежал домой — сразу побежал за дровами. Дома холодно, даже свин мой в угол забился. Печка маленькая, два котелка еле влазят. Хотя сделай отец печку побольше — нам бы жить негде было.

Отец с матерью уехали на лесозаготовки. Хоть работа и была тяжелая, зато платили больше.  Поэтому все хозяйство на меня легло. А брат старший, которого следить за мной оставили, учится в соседней деревне. Он часто уходит и пропадает, наверное, у друзей там ночует. Он всегда так делает. Иногда придет, посмотрит, жив ли я, и снова уйдет. И снова гуляет там. Валенки бы оставил хоть, так нет, сам надел. 

Когда дрова в печке начинают трещать, пора котелки ставить. Для меня и для свина. Посмотрел — а воды в бидоне на один раз сварить осталось. Разлил остатки по котелкам, да вернул его обратно на санки. После обеда привезу. 

Начистил картошки, слазил на крышу. На крыше у нас туша коня лежит, замороженная. Я от него кусочки отрезаю, да в суп кладу. Сегодня решил немного себя побаловать. Отрезал ножовкой, должно быть, хороший кусочек от стегна коня. Порубил его, да тоже в суп. Посолил. Аж слюнки текут.

Обернулся на вольер, который я сам состроил, и вспомнил что поросенка моего  тоже кормить нужно. Сбегал в сарай напротив за крупой. Её у нас мно-ого. Руки в ящик запустишь — утонут по самые плечи. Закинул крупы в котелок свину, да сел ждать.

Сбегал еще за дровами, подкинул. Посмотрел, помял картошку — все готово. Снял котелок. Помешал котелок у свина моего. У него еще нужно варить. Налил себе в чашку супу, взял ложку, да сел ждать, пока поросячий обед сварится. Запить зачерпнул бульону, коего получилось много.  

— Ндаа, свин, — говорю, —  тебе не надоело каждый день одно и то же есть? Может компоту у соседки попросить, что-ли.

Свин радостно хрюкнул. 

— Нет, — передумал я, — компот мы недавно просили. Давай, я дня через два схожу? А пока поедим что сварили.

Наконец, и обед моего свина был готов. Я налил ему в чашку и сам принялся есть.

Поросенка я нашел на улице. А на улице то зима — замерзнет ведь. Приютил, загон сколотил какой-никакой. Отец с матерью, наверное, обрадуются такому неожиданному подарку.

Поевши, я сбегал на улицу за снегом — посуду мыть. А после взял санки, взял бидон, да отправился на колодец, за водой. Возле колодца стояла очередь, видать, не у одного меня вода кончилась. Там я встретил своего одноклассника Федьку. Пока очередь двигалась, мы играли в снежки. И боролись. Два раза я его, два раза он меня. Потом, когда подошла наша очередь, мы набрали воды, да продолжили играться. Играли до темна, пока Федька не заспешил домой. Поэтому домой я вернулся голодный, мокрый, но очень довольный.

А вернувшись, я застал там своего старшего брата со своей девушкой. Они сидели за столом, стучали ложками и чему-то смеялись.
— Привет, Володька, — сказал он мне. И подвинул карамельную конфету. — Это тебе.

Я сильно удивился. Карамелька!
— Где ты ее взял? 

Он щелкнул меня по носу.
— Тетя Люба нам дала, — и его спутница негромко засмеялась. — Ужинать будешь?
— Конечно, — ответил я. Снял телогрейку и валенки до колен. К остаткам от ужина брата мне добавили еще, это оказалась жаренная картошка. Значит, где-то тетя Люба и масло достала. Тогда же с наслаждением съел карамельку. Лимонная.

Потом я ушел за печку, где у нас кровать стояла. И лег спать. Но перед тем как уснуть, долго-долго представлял как мама и отец возвращаются домой, а их встречают я, брат и мой свин. Ну, и тетя Люба, наверное. “

Примерно так бы выглядел дневник моего дедушки, Заболотского Владимира Дмитриевича,, если бы он его вел. В далекой Бурятии, в далеком 1951, когда дедушке Володе было девять лет, родители уехали на заработки. Брат учился в соседнем селе, и бегать туда-сюда не всегда была возможность. И времени. Поэтому он действительно, прибегал посмотреть, жив ли еще его младший брат и уходил обратно. 

Когда отец и мать моего дедушки, получается, мои прабабушка и мой прадедушка вернулись домой, они увидели взрослую свинью, которую кормил, о которой заботился их младший сын. Они увидели изрезанную ножовкой тушу коня. Они увидели своего героя для нас, но простого мальчишку для них.

Насколько Вам понравилось это произведение? Оценить произведение!

Оцените книгу!

Средний / 5. Кол-во оценок:

Будьте первым, кто оценит эту книгу

Жаль, что книга Вам не понравилась

Помогите нам стать лучше!

Что могло бы сделать её интереснее?