За колючей проволокой Заксенхаузена

()

В мае 2017 года с группой педагогов-историков, музейных работников и архивистов я прилетела в Берлин на международную конференцию, организованную научно – просветительным центром «Холокост» (Москва) и домом — музеем Ванзейской конференции (Берлин).
Среди других музейных объектов, связанных с историей Второй мировой войны, мы посетили мемориальный комплекс бывшего концлагеря Заксенхаузен. О своей поездке и впечатлениях я рассказала в «Орловской городской газете» в серии очерков «По следам третьего рейха».
Однако только сейчас мне стало неизвестно, что узником Заксенхаузена был наш земляк Юдин Василий Егорович. Его стихи, написанные в Заксенхаузене, после войны были опубликованы в ГДР и имели общественный резонанс.
Стихи в плену
А началась эта история в 1958 году. Немецкие рабочие, производившие расчистку территории в бывшем концлагере в Заксенхаузен, среди развалин нашли блокнот с полусотней стихотворений неизвестных авторов на русском языке с надписью на обложке «Незабываемое. Стихи в плену». Вскоре стихи были опубликованы в советских газетах и вдохновили поэта Льва Ошанина и композитора Эдуарда Колмановского на создание песни «Я вернусь к тебе, Россия».
Читатели мгновенно запомнили пронзительные строки:
Я ещё вернусь к тебе, Россия,
Чтоб услышать шум твоих лесов,
Чтоб увидеть реки голубые,
Чтоб идти тропой твоих отцов…
Неизвестных поэтов искали всей страной. В поисках участвовали бывшие узники Заксенхаузена, их друзья и родные, а также сотрудники советских посольств и советские корреспонденты за границей.
Вскоре из Омска в «Комсомольскую правду» пришло письмо, в котором бывший узник Л.В. Растопин писал: «По-моему, слова «Я вернусь к тебе, Россия» принадлежат Юдину Василию Егоровичу, который был со мной в плену в Замостье».
Автор стихов — уроженец Орловщины
Василий Юдин родился 3 июня 1913 года в с. Рыжково Сосковского района Орловской области. В 1939 году был призван в Красную Армию, после срочной службы поступил в Могилевское пехотное училище. В звании лейтенанта служил в 208-м стрелковом полку.
5 июля 1941 года Василий Юдин попал в плен. Как указано в регистрационной карте военнопленно¬го на сайте «Мемориал» Министерства обороны РФ, содержался в лагере офлаг XIII D (62).
Четыре года Юдин провел в лагерях смерти. У него не было имени, а был только номер 5989. Но человек без имени постоянно думал о России, о Родине.
Из воспоминаний В.Е. Юдина: «В первые дни войны на западной границе я, как и многие другие, попал в плен. Привели нас в лагерь. Построили. Офицер приказал: «Выйти из строя коммунистам и политрукам». Один из нас, человек лет 27, сделал какое-то невольное движение. Это движение заметил офицер и увёл с собой политрука. Помнится, фамилия его была Шевцов. Это невольное движение оказалось для него роковым.
На другой день мы увидели его в зарешеченном окне на 2-м этаже. Он что-то кричал. В этом крике я уловил слово «Россия». Оно застряло в моей голове, и сыграла роль приводного колеса, которое впоследствии привело в движение целый хоровод слов. И вот уже в Замостье, осенью, я написал стихотворение «Ждать теперь меня ты перестала». В нем были также четыре строчки:
«Я вернусь к тебе, моя Россия,
Чует сердце, я ещё вернусь,
Чтоб услышать дождики косые,
И излить накопленную грусть…»
Дальше Василий Юдин поясняет: «Я говорю — «написал». А, в самом деле, я почти ничего не писал, а старался все сберечь в памяти…. Почему старался не записывать, а запоминать? Случай с политруком заставил меня с самого начала быть осторожным. Да я тогда не придавал никакого значения своим стихам…. Иногда мои стихи возвращались ко мне: люди, не зная автора, передавали их и мне. Правда, при неоднократном переписывании, побывав во многих руках, они возвращались ко мне искаженные. Приходилось их ремонтировать». «Отремонтированные», иногда уже в новой редакции, они снова шли в народ:
Отзовись, порадуй! Где ты, где ты?
Близкий сердцу, но далекий край.
Мы идем – ожившие скелеты –
Сквозь удары и овчарок лай.
Слышали от Василия Юдина, переписывали и уносили с собой его стихи в другие лагеря узники Замостья, Освенцима, Эрлангена, штрафного лагеря в Нюрнберге и, наконец, Заксенхаузена – этот концентрационный лагерь стал последним местом его заключения. Его стихи согревали измученные души узников, помогали пережить физические страдания, побуждали к борьбе за жизнь, сами были оружием:
Но мечтою сердце беспокоя.
Не одной слезы не уронил,
Я нашёл оружие другое:
Я стихом винтовку заменил.
Он вернулся к тебе, Россия!
Верность своей клятве «Я вернусь к тебе, моя Россия!», несмотря ни на что, Василий Юдин сберёг. Он вернулся домой, не сломленным человеком, пронёсшим через все круги ада концлагерей веру в Победу и любовь к Родине.
После освобождения Юдину довелось пройти фильтрацию, проверки «соответствующими органами», пережить боль недоверия и незаслуженных обид. Всё стерпел, не утратил веры в дар непобедимый – Родину – мать. Был восстановлен в звании, два года служил лейтенантом в советской армии.
На долю Юдина выпало ещё одно испытание. Ему, вчерашнему узнику нацистских лагерей, пришлось служить в команде лагеря вчерашних врагов – военнопленных немцев и японцев в городе Рубцовске на Алтае. Затем Юдин демобилизовался.
Учитель
Познание немецкого языка открыло Василию Юдину путь в новую профессию – учителя. Сначала он работал в сельской школе на Харьковщине и заочно учился в Харьковском госуниверситете. Затем знания немецкого языка передавал детям в школах №6 и №11 в Славянске и в средней школе в посёлке Былбасовке.
В Былбасовке Василий Юдин своими руками поставил дом, посадил сад, заложил виноградник, освятил всё это сиянием истосковавшейся по созиданию своей крестьянской хозяйской души.
В 1969 году по сценарию Бориса Рычкова Цент¬ральной студией документальных фильмов был снят небольшой пронзительный фильм под названием «Я вернусь к тебе, Россия». В нём утверждается, что строка «Я вернусь к тебе, Россия» была в стихах, по крайней мере, трех поэтов из разных лагерей. Двоих — Григория Люшнина и Василия Юдина — представили в фильме. Ощущение, что строка «я еще вернусь к тебе, Россия» стала своеобразным эпосом, её учили наизусть и дополняли все, кто рифмами сражался в фашистских застенках.
Стихи Василия Юдина в советское время публиковались в журналах «Донбасс», «Радуга», славянской газете «Коммунист» (ныне «Вести») и других областных изданиях Донбасса.
Василий Егорович своё творчество скромно называл любительским занятием и поэтом себя не считал. В письме Льву Ошанину он напишет: «Я никогда и не ставил себе целью что-то написать. Просто иногда само-собой получается, что слова цепляются одно за другое, становятся в строй, изгоняют из своего строя неподходящие, смотришь, получилось стихотворение».
Достойную оценку его творчеству дала сама жизнь в лице узников концлагерей, сослуживцев по армии, коллег – педагогов, его учеников, его читателей.
Семья
Василий Егорович с супругой Валентиной Ивановной вырастили трёх дочерей, дождались внуков.
Лариса и Лидия последовали примеру отца и тоже стали учителями. Педагогическую династию продолжил внуки Андрей, Евгений и Виктория.
Умер Василий Егорович 16 декабря 1987 года, похоронен в посёлке Былбасовка Донецкой области.
В экспозиции Славянского краеведческого музея, посвящённой Великой Отечественной войне, есть документы и фотографии, рассказывающие о В.Е. Юдине.

Автор благодарит Маргариту Горобец, внучку В.Е. Юдина и Ольгу Гончарову, учителя Былбасовской школы за уточнение некоторых фактов биографии В.Е. Юдина.

За колючей проволокой Заксенхаузена

Насколько Вам понравилось это произведение? Оценить произведение!

Оцените книгу!

Средний / 5. Кол-во оценок:

Будьте первым, кто оценит эту книгу

Жаль, что книга Вам не понравилась

Помогите нам стать лучше!

Что могло бы сделать её интереснее?