Судьба под знаком «OST»

()

 

Судьба под знаком «OST»

rbt

11 апреля во всем мире отмечается международный день освобождения узников фашистских концлагерей. В преддверии этой даты мне представилась возможность пообщаться с председателем Кемеровского отделения Российского союза бывших узников фашистских концлагерей Александром Фроловичем Шураевым. Четырнадцатилетним подростком он был угнан в Германию. Пережив все ужасы войны, вернувшись на Орловщину, А.Ф. Шураев выбрал одну из самых гуманных и необходимых профессий, посвятив жизнь медицине.
В оккупации
Александр Фролович родился 11 августа 1929 года в д. Поветкино Орловского района Орловской области в крестьянской семье Фрола Яковлевича и Натальи Наумовны Шураевых. Перед войной двенадцатилетний Саша успел окончить четыре класса местной школы.
Александр Фролович помнит, как летом 1941 года с фронта приходили всё более удручающие сведения. В августе бомбили Орёл, и из Поветкино было видно, как горит элеватор и завод «Текмаш».
В октябре 1941 года деревню заняли немцы. Началась почти двухлетняя оккупация. А ещё информационная изоляция: ни радио, ни электричества, ни газет. Только из немецких листовок да по поведению немцев жители догадывались, что творилось на фронте.
Из воспоминаний А.Ф. Шураева:
«В феврале 1943 года с наших самолётов были сброшены листовки. Мы бегали по полю по пояс в снегу и собирали эти листовки под страхом, что немцы могут за это расстрелять. В них было сообщение о победе наших войск в Сталинграде, пленении армии Паулюса, фотографии немецких солдат, стоящих с котелками в очереди у полевой кухни за супом, и призыв к немецким солдатам сдаваться в плен… листовки и дали объяснение причины приспущенных флагов у немецкой части. Это был траур, объявленный Гитлером в связи с поражением под Сталинградом».
Угнанные в рабство
Весной 1943 года ещё одна беда военного времени свалилась на голову односельчан. Для нужд военной промышленности и сельского хозяйства рейху нужны были рабочие руки. По плану, разработанному в берлинских кабинетах, начался планомерный вывоз в Германию бесплатной рабочей силы с оккупированных территорий Советского Союза.
Немецкое командование издало распоряжение о выселении и отправке на запад жителей деревни Поветкино. На сборный пункт, расположенный на станции Красный Рог, (ныне Почепский район Брянской области) невольников гнали пешком. Здесь их рассортировали. Тех, у кого большинство членов семейства было работоспособно, отправили в Германию, а многодетных – в Прибалтику. Так как в семье Шураевых все были взрослые (даже Саше уже было 14 лет), его сестре Нине 20-ть, а отец, мать и бабушка внешне ещё выглядели крепкими, их семью отправили в Германию.
Под знаком «OST»
В начале сентября невольников привезли в лагерь на юго-востоке Берлина недалеко от Трептов-парка, где теперь памятник советским воинам-освободителям и скульптура Вучетича. В лагере содержались около шестисот человек, в основном деревенские жители из Орловской, Калужской, Брянской и Сумской областей.
Началась голодная жизнь и тяжёлая работа в качестве остарбайтеров – бесплатной рабочей силы из Восточной Европы. Отличительным знаком на одежде был синий лоскут с белыми буквами «OST».
Из воспоминаний А.Ф. Шураева:
«Утром нас выгоняли на работу. Сначала я попал с группой таких же подростков на какой-то военный завод в Мариендорфе. В цехе мы перебирали какие-то детали, вытирали их от смазки тряпками. А рядом оглушительно ревели моторы. Это, наверное, испытывали танковые или самолётные моторы. Каково было сознавать, что ты помогаешь врагу, ведь на фронте брат воюет с немцами. На работу нас возили на городской электричке, в отсеке вагона с надписью «Для собак и военнопленных». По улицам шли под конвоем.
Пожилые немки относились к нам сочувственно, даже иногда давали деньги или бутерброд, а вот ребятишки бросали в нас камни и неизменно обзывали нас русскими свиньями».
Вскоре Александра Шураева перевели в команду плотников и столяров. В такой — же бригаде плотником работал и его отец Фрол Яковлевич.
Мастерская изготовляла деревянные домики, бытовки для строек. В обязанности Александра Шураева входили заготовка дров для топки печей, уборка туалета (а он был во дворе), уносить после окончания рабочего дня в убежище и утром приносить в контору папки с документами и пишущие машинки.
Освобождение
Весной 1945 года усилились бомбардировки Берлина. Всё чаще по ночам остарбайтеры спускались в бомбоубежище, с трудом добирались с работы в лагерь, так как оказывались разрушенными железнодорожные пути.
Но союзники в основном бомбили окраины города, где размещались военные объекты. Так, в районе Симесштадт долгое время работали команды из лагеря на расчистке развалин. В этой команде была и сестра Александра Шураева Нина.
20 апреля лагерное начальство и охрана внезапно исчезли. 22 апреля рано утром невольники выглянули из убежища и на территории лагеря, наполовину сожжёного «катюшами», увидели наших солдат-разведчиков 2-го Белорусского фронта. Узники набросились на солдат с расспросами: а не встречал ли на фронте моего отца, брата, сына, ведь почти четыре года ничего не знали о судьбе своих близких. Но солдаты в разговоры не вступали, а приказали немедленно покинуть лагерь, так как предстояло форсировать канал, на берегу которого был расположен лагерь. На другом берегу, в нижних этажах, немцами были оборудованы огневые точки.
Ад остался позади. На родину ехали в теплушках. А.Ф. Шураев помнит Варшаву, разрушенную дотла, и как на вокзале поляки давали им белый хлеб. 9 мая их эшелон стоял в Гомеле. Вдруг послышалась стрельба и радостное слово «Победа!».
20 мая Шураевы приехали в Орёл, а 22-го Александр с отцом пешком отправились в свою деревню Поветкино. Шураевы вернулся домой к погасшему очагу, от которого даже кирпичной печки не осталось, жили в шалаше над погребом. Но сначала был фильтрационный советский лагерь и допросы. Перенесённые во время оккупации и пребывания в фашистском концлагере страдания подорвали здоровье Натальи Наумовны — матери Александра Шураева. Она умерла через полгода после возвращения домой.
Врач
В 1947 году Александр окончил школу-семилетку, продолжил образование в орловской фельдшерско — акушерской школе. В 1950 году поступил в Смоленский мединститут, окончив его с отличием в 1956 году, уехал жить и работать в Кемерово. Посвятив медицине более 50 лет, заслуженный врач РСФСР, кандидат медицинских наук, кавалер орденов знак Почёта (1968) и Дружбы (2005), Александр Фролович Шураев внёс достойный вклад в развитие офтальмологии в Кузбассе. Он много лет проработал врачом Кемеровского областного трахоматозного диспансера, под его руководством было вылечено около 12 тысяч пациентов, и Кузбасс полностью избавился от трахомы – болезни глаз, приводящей к слепоте. 35 лет преподавал в мединституте.
В Кемерово Александр Фролович познакомился со своей будущей женой врачом — окулистом Тамарой Филипповной Субботиной. Они поженились в 1959 году, вырастили дочь и сына. Династию врачей — окулистов продолжила их дочь Ирина.
Союз бывших узников фашизма
С 1995 года А.Ф. Шураев возглавляет Кемеровское отделение Российского союза бывших несовершеннолетних узников фашизма. На сегодня из 2000 бывших узников в Кузбассе осталось менее 350, и с каждым годом их становится всё меньше.
«Ещё лет пять и никого не останется, – сетует Александр Фролович, важно успеть собрать их воспоминания». Для этого он разработал специальную анкету-опросник. Собранные А.Ф. Шураевым воспоминания бывших узников концлагерей легли в основу изданных им книг: «Колыбельная песня Аннушки» (2001), «Вспомним всех поимённо» (2006) и «Зазвучавшие вновь голоса» (2011).
Тема семейной памяти о войне стала для А.Ф. Шураева делом жизни. Рассказывать про то время Александр Фролович может часами: о том, как его брат Николай в день объявления войны рванул со своими товарищами в военкомат, чтобы успеть повоевать и в годы войны пропал без вести. Его поиски длились более полувека. Теперь Александр Фролович получил официальное извещение, в котором сообщается: «Сержант Николай Фролович Шураев 1922 года рождения, помощник командира взвода 618-го стрелкового полка 215-й стрелковой дивизии погиб 15 сентября 1942 года, похоронен: г. Ржев Калининской (ныне Тверской) области».
«Война живёт во мне всю жизнь! Уже долгую жизнь!», – говорит Александр Фролович. Помню, в лагере всё время хотелось есть, даже по ночам снилась пища. На всю жизнь запомнилась брюква, а может быть, это был турнепс или кольраби. Запах этих вареных корнеплодов (а суп из них был основой нашего рациона), мне кажется, пропитал меня на всю жизнь». Он помнит, как немец-надзиратель с женой его подкармливали, как ненависть к немцам отступила только спустя 31 год, когда он уже туристом снова побывал в Берлине и увидел ГДР.
Его мемуары «Листаю жизни календарь» вышли в свет в 2013 году.
И сегодня, несмотря на свой преклонный возраст, Александр Фролович принимает активное участие в патриотическом воспитании молодежи: встречается со школьниками, студентами, военнослужащими. По его инициативе в Кемерово, на Аллее Героев, сооружен памятный знак «Жертвам фашизма».
Кемерово уже больше 60 лет является его домом, но, по словам Александра Фроловича, его всегда тянет обратно на Орловщину, откуда он родом.

Судьба под знаком «OST»

Насколько Вам понравилось это произведение? Оценить произведение!

Оцените книгу!

Средний / 5. Кол-во оценок:

Будьте первым, кто оценит эту книгу

Жаль, что книга Вам не понравилась

Помогите нам стать лучше!

Что могло бы сделать её интереснее?