Главная битва танкиста Орлова

()

Главная битва танкиста Орлова

Окончивший Орловское бронетанковое училище в 1941 году, лейтенант Николай Григорьевич Орлов прошёл славный боевой путь.
Во время Сталинградской битвы он командовал танковой ротой. Был трижды ранен и чудом оставался в живых. Николай Григорьевич сражался на Орловско-Курской дуге, принимал участие в форсировании Днепра, Корсунь-Шевченковской операции и в освобождении Молдавии. Но самым главным своим сражением он считал битву за Сталинград.

На «птичьих» правах

Будущий танкист родился 18 марта 1922 года в деревне Сапегино ныне Гагаринского района Смоленской области в крестьянской семье. Окончив школу №6 в п. Чкаловский в Подмосковье, в 1939 году Щелковским военкоматом был направлен в Орловское бронетанковое училище имени М.В. Фрунзе.
История, связанная с поступлением в училище Николая Орлова, кажется невероятной, о ней он рассказал в своих воспоминаниях в сборнике «От солдата до генерала».
В августе 1939 года с комсомольским билетом, букетом значков на груди: «Готов к труду и обороне» всех степеней, «Ворошиловский стрелок» и холщовой сумкой с учебниками Коля Орлов прибыл в город Орёл.
За два дня сданы экзамены: диктант, физика, математика, геометрия. Между экзаменами — медкомиссия. Из-за воспаления правого уха его не приняли. Вернулся домой. Подлечился и снова отправился в училище. К 1 сентября съехались со всей страны, зачисленные в училище курсанты. У всех на руках документы о приеме, а у Николая Орлова «филькина грамота». Но ему повезло, капитан-кадровик взял документы и, не разворачивая, направил Николая в 1-й взвод лейтенанта Чухно. Прошло две недели. Орлова вызывают к начальнику училища, полковнику Чернявскому. На вопрос, как он оказался в училище, ему же было отказано в приеме, Коля объяснил всё, как есть. За него вступился лейтенант Б. Чухно: Орлов хорошо осваивает программу, планируем определить его на помощника командира взвода. Начальник училища полковник М.В. Чернявский распорядился отдать приказ о зачислении Н. Орлова в училище.

Курсант Орлов

В своей книге «На пути к Победе» Николай Григорьевич пишет об учебе в Орловском бронетанковом: «Это было одно из лучших училищ страны. Оно готовило из нас настоящих специалистов военного дела. Два года напряженной работы. Техника, тактика, политучеба, физическая подготовка, вождение транспортных средств. Мы овладевали танками ряда марок: Т-27, Т-26, БТ-5 и БТ-7. Весной 1941-го стали изучать самый мощный и самый красивый танк в мире Т-34. На нем мне пришлось воевать год спустя».
За две недели до начала войны состоялись выпуски во всех военных училищах, в том числе и Орловском. Получив звание лейтенанта и два небольших кубаря в петлицы, Орлов вновь попал в учебное заведение. Его направили в Минское Краснознаменное танковое училище, где он получил взвод курсантов. Ему было девятнадцать лет.

Начало войны

22 июня 1941 года Н.Орлов находился в полевом лагере. На четвертый день войны, действуя за командира-наводчика легкого танка БТ-7 в районе Минска, молодой лейтенант уничтожил средний танк противника Т-III, открыв боевой счет своих личных побед.
Под ударами фашистской авиации Николай Орлов вёл свой взвод от Минска до Смоленска, откуда в составе училища был эвакуирован в Ульяновск. Несмотря на многочисленные просьбы направить его на фронт, до июня 1942 года Орлов продолжал готовить офицеров-танкистов.
Наконец, в июне 1942 года пришло распоряжение, откомандировать Орлова в Сталинградский автобронетанковый центр. Видимо, в Москве учли, что в мае под Харьковом погиб его старший брат пулемётчик Михаил Орлов. Об этом Николай указал в последнем письме-прошении.
Он получил маршевую роту из 10 танков Т-34 в 21-м учебном танковом батальоне. Личный состав сформированных подразделений должен был на собранных лично машинах своим ходом выдвинуться в район Калача и войти в состав одной из танковых частей.

Сталинград

Но 23 августа немцы, прорвав оборону наших войск, устремились с донского плацдарма к Сталинграду. Уже во второй половине дня передовые части 16-й танковой дивизии 14-го танкового корпуса 6-й армии Фридриха фон Паулюса вышли к Волге невдалеке от тракторного завода и овладели на её высоком берегу деревушкой Рынком и поселком Спартановкой. Вот-вот захватчики ворвутся с севера в город, охваченный сплошным огнём.
Танковая рота лейтенанта Орлова в числе 3-х сформированных на заводе подразделений 23 августа получила новую задачу: совместно с отрядами рабочих и истребительными батальонами задержать немецкие войска, прорвавшиеся к Волге в районе поселка Рынок.
К вечеру 24 августа танкисты получили приказ выйти в район Спартановки, ближе к заводу. Бывший заместитель командира по технической части 21-го учебно-танкового батальона Д.С.Лисенков, в отчете об августовских боях за Сталинград писал:«24 августа тов. Орлов со своей группой танков, огнём пушек и пулеметов, в течение дня вышибал немецких автоматчиков из Спартановки. Но не имею пехотного десанта, без взаимодействия с отрядами речных моряков, рабочих ополченцев, он был вынужден к исходу дня отойти обратно на правый берег Мечетки… 25 августа штаб батальона дал 30 десантников для танков тов. Орлова, которому было приказано закрепиться в деревне Спартановке во что бы то ни стало. Тов. Орлов оказался способным и толковым командиром. Вместе они вышибли противника из Спартановки и повели наступление на Рынок».
Весь день 24-го шли тяжелые бои за Рынок. Подбитые и горящие танки, наши и немецкие, сплелись в один клубок. Рынок то сдавали, то вновь возвращали.
Позже немцам удалось всё же захватить тракторный завод, да и почти весь город. Но Рынок до конца Сталинградской битвы оставался в наших руках.
Обратимся к воспоминаниям Н. Г. Орлова: «С утра 25-го идём снова в атаку. Надо захватить хутор Мелиоративный. Он нависает над заводом и Спартановкой. Всё вокруг него как на ладони. Фашисты засели крепко, окопались. Бьемся третьи сутки. Остановили танковые и моторизованные части, рвавшиеся в Сталинград. Тяжело было, но мы сознавали, что где-то ещё тяжелее. И верно, между Доном и Волгой войска наших 62-й и 64-й армий в ожесточённых боях сдерживали натиск превосходящих сил противника. Мы же только крупинка в водовороте сражения за Сталинград, которое только набирало силу».

На танке к девушке

Рассказывая о Сталинградском сражении, Николай Григорьевич вспоминал о своём безрассудном поступке, из-за которого он чуть не попал под трибунал: «24-го или 25-го, я сейчас точно не помню, наметилось небольшое затишье. Мы как раз захватили Рынок. Я расставлял танки в обороне, и мне вдруг абсолютно спонтанно, внезапно, захотелось проверить — уцелела ли после такой адской бомбежки семья Прониных с милой мне их дочерью Валей. Сел на танк и рванул в город. Дорога разбита, завалена трупами, обломками… Всё кругом горит. Приближаемся к домику, и я уже заранее вижу, там огромный котлован, домика нет! По дороге обратно меня остановил комбат майор Гирда, который крепко отругал меня за самоволку, но всё же, спас меня от страшного суда — как дезертира, велев сослаться на его приказ. Как же я ему благодарен, моему славному командиру!»

Ранение

Ожесточённые бои в районе хутор Мелиоративный продолжались несколько суток, недавно сформированные танковые подразделения понесли тяжёлые потери, но отстояли намеченные рубежи и сорвали намерение немецкой танковой дивизии прорваться в Сталинград.
В этих боях Н.Г. Орлов был тяжело ранен. Когда его танк подбили, принял решение пересесть на ближайший к нему танк Т-34. Первая пуля попала в ребро шлемофона, вторая — в плечо, а третья — в грудь и насквозь. Затем был санитарный эшелон, эвакуация через Волгу, казахские степи.
Заботами врачей молодой и здоровый организм быстро справился с ранением и лейтенант Орлов снова в строю, командует танковой ротой лёгких танков Т – 70 21-го танкового полка 60-й механизированной бригады, которая вошла в состав формировавшегося 4-го мехкорпуса.

Выстояв, победили

20 ноября Николай Орлов повёл свою танковую роту на выполнение боевой задачи: отбить хутор Советский. Захватив хутор, рота Орлова целые сутки отражали удары немецких танков. 23 ноября к танкистам подошли части 4-го танкового корпуса, наступавшие с северо-запада. При отражении атаки немецких танков Николай Орлов в очередной раз был ранен. К счастью, ранение оказалось не тяжёлым, через несколько дней он снова в боевом строю.
30 ноября операция по окружению и блокированию немецкой группировки завершилась. В кольце оказалось более 300 000 вражеских солдат и офицеров.
Наступил декабрь 1942 года. Стояли лютые морозы, достигавшие 20–30 градусов. На помощь Паулюсу Гитлер отправил танковые армады лучшего специалиста вермахта по кризисным ситуациям генерал – фельдмаршала Эриха фон Манштейна и генерал-полковника Г. Гота.
Началась операция вермахта «Зимняя гроза». Для её реализации была создана специальная группа армий «Дон», в составе которой насчитывалось до 30 дивизий.

Хутор Верхне – Кумский

Рота Н.Г. Орлова, совершив марш-бросок в район хутора Верхне–Кумский, получила приказ по прикрытию брода на реке Аксай. Через много лет Н.Г. Орлов напишет: «Я удачно воспользовался обнаруженным рядом карьером и расставил свои танки так, что их корпуса оказались укрытыми, как в окопе. Только организовал огонь, а танковая колонна противника уже подходит к броду, удачно подставляя нам свои борта. Просто находка. Мы пропустили разведку и по команде «огонь!» стали методично отправлять снаряд за снарядом в борта фашистских танков и бронетранспортеров. В роте было семь «тридцатьчетверок», и мы подбили восемь немецких танков».
Гитлеровцы форсировали реку Аксай и овладели хутором Верхне-Кумским, продвинувшись вглубь нашей обороны на сорок километров. Танкам генерала Гота оставалось пройти до соединения с войсками Паулюса всего 35–40 километров. Натиск немецких войск продолжался с нарастающей силой и при активной поддержке авиации.
В течение шести дней, с 13-го по 18 декабря 1942 года шло сражение 4-го механизированного корпуса с многократно превосходившей группировкой немцев. Командир роты танков Т-34 Николай Орлов в этих боях получил третье ранение. За бои под Верхне–Кумским был отмечен орденом Красного Знамени.
Выиграв танковый бой под хутором Верхне–Кумский, наше командование заставило гитлеровцев отойти назад к реке Аксай.
18 декабря 1942 года Гот ввел в бой ещё одну танковую дивизию. Несмотря на усиление натиска, противник не смог прорваться к окружённой армии Паулюса.
К исходу декабря группировка фельдмаршала Манштейна была разгромлена. Операция по спасению войск Фридриха Паулюса «Зимняя гроза» потерпела крах.

Штабная работа

После завершения Сталинградской битвы танковый корпус был направлен через степи Калмыкии к Ростову. С июня 1943 года Николай Орлов служил помощником начальника штаба бронетанковых и механизированных войск Степного фронта. Участвовал в Курской битве. В одном из своих интервью Николай Григорьевич вспоминал: «Меня закрепили за 5-й танковой армией Степного фронта. В ходе сражения 12 июля она вводилась в сражение под Прохоровкой. То время помнится бесконечными разъездами на мощнейшем мотоцикле Zündapp, который периодически сменялся на Виллис. Приказы, распоряжения, сбор данных…». В августе 1943 года Николай Григорьевич был награждён орденом Красной Звезды. Но штабная работа не пришлась ему по душе. И к концу лета 1943 года капитан Орлов занял должность командира танкового батальона в отдельной 27-й гвардейской танковой бригаде 2-го Украинского фронта.

В боях за освобождение Украины и Молдавии

В ходе подготовки к форсированию Днепра командующий 7-й гвардейской армией генерал Шумилов лично поставил командиру танкового батальона гвардии старшему лейтенанту Н.Г. Орлову боевую задачу: «Танковому батальону, усиленному противотанковой батареей и взводом сапёров, действуя в передовом отряде армии, не ввязываясь в бои, обходя населенные пункты, выйти южнее Кременчуга к реке Днепр и захватить плацдарм на западном берегу».
Задача была выполнена: усиленный танковый батальон скрытно вышел к реке и без потерь захватил плацдарм, весь октябрь удерживал его, отражая удары фашистов, чем обеспечил переход 7-й армии в наступление. За бои на Днепре Н.Г.Орлов был представлен к званию Героя Советского Союза, но удостоен был только ордена Ленина.
Николай Орлов принимал участие в окружении и разгроме стотысячной Корсунь–Шевченковской группировки немцев и был отмечен орденом Красного Знамени. В своих мемуарах он отмечал: «Мой батальон в этой операции проявил особое мужество и героизм. Враг, пытаясь вырваться из котла, прорывался ночью, причем, не в развернутых боевых порядках, а тремя колоннами. Немцы шли «ва-банк». И попали под огонь и гусеницы наших танкистов».
В марте и апреле 1944 года батальон Орлова в составе 27-й гвардейской бригады вел бои на Первомайско–Кишиневском направлении, форсировал Южный Буг. Н.Г. Орлов был награжден орденами Отечественной войны 1-й степени и Красной Звезды.
Академия
В мае 1944 года 22-х летний майор Орлов, имея на личном боевом счету 11 подбитых немецких танков (не считая ротных и батальонных побед), прибыл на учебу в Военную академию бронетанковых и механизированных войск им. И.В. Сталина.
24 июня 1945 года Николай Орлов в составе парадного расчета академии принимает участие в Параде Победы на Красной площади, о котором через много лет напишет: «Этот парад до сих пор осязаем, настолько он проник в душу каждого, кто шел 24 июня 1945 года по Красной площади в строю победителей. Что запомнилось особенно? Прежде всего, торжественность и масштабность. Затем – тщательность подготовки. Наконец, огромное количество боевой техники, особенно танков. Ну и, конечно, условия погоды – проливной дождь».
В 1950 году защитив диссертацию на соискание ученой степени кандидата военных наук, Николай Григорьевич назначается на должность преподавателя. Практически вся его служба прошла в стенах академии.
В 1967 году Н. Г. Орлов защитил докторскую диссертацию. Через год был удостоен ученого звания профессора. Почетное звание «Заслуженный деятель науки РСФСР» получил в 1972 году.
Н.Г.Орлов причастен к обучению таких крупных военачальников, как С.Ф. Ахромеев, С.К. Куркоткин, И.Н. Родионов, М.М. Зайцев, Н.И. Попов, С.П. Золотов.
В академии ему были присвоены четыре воинских звания: подполковник, полковник, генерал-майор и генерал-лейтенант.
Здесь же Н.Г.Орлов был награжден пятью орденами, два из которых — Трудового Красного Знамени.
В 1988 году Н.Г. Орлов уволился из Вооруженных Сил, прослужив отечеству 49 календарных лет. О своей службе он рассказал в книге «Сталинградская бронетанковая», где немало добрых слов сказано и об училище: «Орловское бронетанковое оставило особый след в моей судьбе. Именно оно сформировало из сына бедной крестьянской семьи не просто человека советского образа жизни, но и воина – танкиста, защитника Отечества. И сейчас в годах под девяносто горжусь, что судьба дала мне шанс получить первое военное образование именно в Орловском, где кузнецы мастера экстра — класса ковали духовно – танковое оружие для защиты Отечества. Здесь изначально рождались будущие бронетанковые комбаты, внесшие весомый вклад в Великую Победу над германским фашизмом».
Генерал Н.Г. Орлов неоднократно встречался с Президентом Российской Федерации В.В.Путиным, обсуждая вопросы развития Вооружённых Сил современной России, был участником юбилейных парадов на Красной площади в Москве.

Семья

Николай Орлов создал семью сразу после окончания академии. Его избранницей стала восемнадцатилетняя студентка пединститута Тамара Гуркина. В браке супруги прожили более 60 лет. Особенная гордость четы Орловых – их дети. Сын Игорь – танкист, полковник в запасе, дочь Галина — кандидат наук. У Николая Григорьевича и Тамары Григорьевны трое внуков и правнук.

В отставке

Много лет Н.Г.Орлов возглавлял Совет ветеранов 3-го гвардейского Сталинградского механизированного корпуса, в составе которого сражался под Сталинградом. Был председателем объединенного Совета бронетанковых войск и кавалерии при Московском Комитете ветеранов войны.
Николай Григорьевич проводил большую работу по патриотическому воспитанию молодежи, главное внимание уделял работе в московском Кадетском корпусе памяти Героев Сталинградской битвы, поддерживал тесную связь со школами в Волгограде и хуторе Верхне–Кумский, за взятие которого ему было присвоено звание почётного гражданина. Это звание Н. Г. Орлов ценил не меньше других своих регалий, он говорил: «Дороже земли, чем хутор Верхне–Кумский, для меня нет. Это земля солдатской славы!».
Генерала Н. Г. Орлова не стало 14 января 2016 года. Согласно последней воле он был кремирован, а прах захоронен у мемориала «Стальное пламя» на хуторе Верхне–Кумский Волгоградской области и в Подмосковье, на Образцовском кладбище Щелковского района, рядом с могилой матери.
Герой-танкист, переживший «горячий снег» Сталинграда оставил после себя книги с живыми рассказами о войне, боевые награды, письма и память…
Осенью 2018 года на территории Государственного бюджетного общеобразовательного учреждения города Москвы «Марьинская школа № 1566 памяти Героев Сталинградской битвы» был торжественно открыт бюст генерал-лейтенанту бронетанковых войск Николаю Григорьевичу Орлову. Сам генерал Орлов в своё время много сделал, для того, чтобы школа получила такое наименование, это единственная школа в Москве, которая носит имя в честь Героев Сталинграда.

Фото из семейного архива семьи Шибановых, г. Москва
Автор благодарит потомков Н.Г. Орлова: дочь Галину Николаевну Шибанову, внука Василия Шибанова за уточнение некоторых фактов биографии их отца и деда.

Насколько Вам понравилось это произведение? Оценить произведение!

Оцените книгу!

Средний / 5. Кол-во оценок:

Будьте первым, кто оценит эту книгу

Жаль, что книга Вам не понравилась

Помогите нам стать лучше!

Что могло бы сделать её интереснее?