В нашем саду растет память

()

Моему прадеду

Соловых Михаилу Ивановичу

 посвящается.

           Старая, поросшая мхом антоновка. Я вижу её из окна моей комнаты. Рядом бабушка посадила молодую яблоньку в год , когда я родилась.  За 13 лет она стала красавицей. И ветви ровные (их папа обрезает), и  ствол прямой, чистый. Я все боялась, что старое дерево будет мешать расти молодому, и спрашивала:

-Бабушка, почему мы не срубаем старую антоновку? Посмотри, какие колкие, черные ветки, они ломаются, сохнут, растут в разные стороны. Мне кажется, она похожа на старую колдунью.

-Нет, родная, — говорит бабушка, — ты не смотри, что она старая, её не надо бояться. А срубить?.. Я не хочу, я не могу представить без неё наш сад. Для меня это дерево – память о моем отце, Соловых Михаиле Ивановиче. Он посадил яблоньку осенью 63 года, когда я родилась. Они тогда  новый дом построили, жить получше стали. Отец пошел на войну в августе 1943 года, сразу после того, как наш Болхов от немцев освободили. Воевал в Белоруссии. Немного совсем, всего четыре месяца. А потом был ранен. Отец рассказывал:

 —  Шли мы по дороге, и вдруг —  артобстрел. Передо мной двое пареньков несли противотанковое ружьё…Взрыв! Пыль столбом. А сквозь неё  — различаю растерзанные тела молодых бойцов, оба из – под Гомеля были. Я прижался к спасительной земле… Потом утихло все, встаю, а рукой пошевелить не могу. И не заметил сначала, что рукав гимнастерки пропитан кровью вперемешку с землей. Мне помогли её перевязать, пошел в госпиталь, который  от линии фронта далеко был. Добирался два дня. Чувствую: гореть начал, и рука все ноет, дергает. Снял бинты, а в ране уже черви завелись. Я их веточкой выковыриваю из раны… Из полевого госпиталя отправили в Казань. Врачи говорили, не спасут руку. А мне 18 лет. Куда я без руки? Не дал резать.

           Бабушка помолчала, а потом тихо добавила:

— Я с самого раннего детства видела изуродованную войной руку, слышала рассказы отца, который  воевал столько же, сколько  и в госпитале лечился. Понемногу рана затянулась. Кость сохранилась, а мышцы так и не наросли, шрам был  глубокий, кривой, от плеча до локтя…Вот это было страшно . А яблоня…Вот подожди. Весной так зацветет, краше молодой будет.

 И правда, яблоня цвела дружно, цветы душистые, крупные. Но возраст сделал своё дело, мелкие яблоки осыпались, не успев налиться. В сентябре, в свой день рождения, бабушка стояла рядом со старой антоновкой , что – то тихо ей говорила, наверное, рассказывала о нашей жизни прадедушке. А я смотрела на них из окна своей комнаты и думала: « Как же мы будем рубить яблоню? Ведь в ней живет бабушкина память об отце, в ней белорусское лето 43 года, рассказы о гибели друзей и о боли от раны. С этой яблоней связаны воспоминания бабушки о детстве. И никакая яблоня не страшная. Пусть живет. Она моей яблоньке о своей жизни рассказывает, чтобы память и дальше жила…»

Холикова Ксения, 7Б

Насколько Вам понравилось это произведение? Оценить произведение!

Оцените книгу!

Средний / 5. Кол-во оценок:

Будьте первым, кто оценит эту книгу

Жаль, что книга Вам не понравилась

Помогите нам стать лучше!

Что могло бы сделать её интереснее?