История одного побега.

()

Основано на событиях жизни

Моей прабабушке Жолудевой Анне Ефимовне посвящается….

 

                                         История одного побега.

 

«Успокойся. Успокойся. Успокойся, чтоб тебя…», — пытается произнести она вслух, превратить слова в приказ, но те застревают в горле. Это оттого, что лёгкие работают неправильно — вдохнуть не получается. Наверное, они до краёв наполнены кровью. Кровь  теперь обливает  не только ее руки, но и деревянные доски вагона. Она втягивает воздух, но его недостаточно; пытается произнести слова, но ее рот словно что-то останавливает, и ничто не срывается с губ.

Голос девушки напротив, шепчущей «Отче наш», тих и спокоен. Она последняя — последняя из дюжины девочек, которых поймали на улице, рынке, прямо у дома.  Никто из них не плачет, даже самые маленькие дети, которым нет и двенадцати.

Все в вагоне знали, что везут их в рабство, ведь их отбирали, как скот на ярмарке, а с интеллигенцией так не поступают.  Каждая девушка понимала, что если не выберется из этого вагона, то ее жизнь закончится здесь, в кругу гнилого дерева. Их, конечно, довезут до Германии, кого-то закинут на заводы, в шахты или пристроят домашней  прислугой, а кого-то просто убьют.

– Думаете, нам удастся спастись? – спрашивает девочка, заранее зная, что ответа ни у кого нет. Взрослые женщины отводят взгляд в сторону и возвращаются к выдиранию досок, только бы не отвечать девочке. Она только кивает, закусывая губу, чтобы не плакать.

Дыхание сбивается от подергивания и свиста вагонов.  Перед глазами невольно вспыхивают новые картинки: собственная скула, разбитая о бетонную стену; кожа, коснувшись о камень, болью отдает в голову, словно две тонкие иглы вонзились в центр зрачков и раскаленными змеями пролезли в мозг, отзываясь пульсацией в висках;  полутемная каморка с окном, плотно занавешенным одеялом;  усталое, но безэмоциональное бульдожье лицо немецкого, судя по нашивкам, офицера  и едва колышущиеся от ветра кроны елей.

Она открывает глаза, тяжело сглатывая, чувствуя, что ком в горле становится больше. На щеках покажутся соленые дорожки слез, если она лишний раз позволит себе вздохнуть. Руки дрожат, выдавая панику, никак не отразившуюся на лице, девушка напротив тоже трясется, но, поджав губы, продолжает пробивать доски, разбивая костяшки в кровь. А в ее ладонях засели  занозы, которые продолжают кровоточить;  казалось, что жидкость в венах каменела. Под ногтями собирается грязь и гниль, прорубая подушечки пальцев до костей.  Лицо горит от раскалывающейся ломоты в конечностях, а сознание горящими нитями вытягивается  из тела вместе с деревянным полом. Маленькая девочка в углу вагона всхлипывает, тут же закрывая рот себе здоровой рукой.

Каждая из них знала, что нельзя подавать ни звука, иначе вероятность быть пойманной повышается. Не все верили, что они спасутся, но не хотелось сглазить, когда до выхода оставались минуты. Доски почти были сорваны, оставалось пробить дыру и спрыгнуть с вагона.

Страх внутри искромсанной плоти, который отдается дрожью, заключается в понимании риска: если не сбежишь – умрешь. Но вагон и без этого заполнен паникой, а запах пота и пыли заставляет задыхаться, тошнота подступает к горлу с каждой секундой все больше, и если не спрыгнуть сейчас, то позже уже не получится.  Руки не перестанут болеть, хотя физически болеть просто нечему, а душа продолжит мучительно ныть в полубредовом и шоковом состоянии, заснуть тоже не получится от ощущения загнанности в угол, даже на открытом воздухе…

Женщины прыгают одна за другой, разбивая локти и колени, горечь от кровавых ран  растекается по телу, но свирепый холод приземляет девушек, цепляясь за ноги  и позволяя боли исчезнуть, оставляя за собой облегчение.  Оказавшись на железной дороге, хочется плакать от пыток, но сменившийся воздух стал таким свежим и хрустящим, что желание вдохнуть полной грудью отделяет ранение,  успокаивая внутренним  теплом.

После побега немногие добрались до безопасного места: взрослые женщины, замерзая, умирали  в снегу; маленькая девочка, сломавшая руку в попытке сбежать, оказалась  пойманной солдатами спустя сутки. Многие девушки встретились в этом поезде снова и никогда не вернулись домой…

Насколько Вам понравилось это произведение? Оценить произведение!

Оцените книгу!

Средний / 5. Кол-во оценок:

Будьте первым, кто оценит эту книгу

Жаль, что книга Вам не понравилась

Помогите нам стать лучше!

Что могло бы сделать её интереснее?