Вдруг Наташка проснётся!

()

06.00

Герман встал рано, часов в шесть утра.

— Главное – не шуметь! Вдруг Наташка проснется! – думал он.

Они вечером поругались, пока добирались на дачу. Да так, на пустом месте поссорились, устали оба…

Но Герману было стыдно. Он мог бы и понять, и уступить, и успокоить её. Перед сном, вроде бы, разговаривали как обычно, но осадок от ссоры все-таки оставался. И Герман задумал для Наташки сюрприз!

Он тихонько взял одежду и вышел на веранду. Летнее утро звенело веселыми птичьими голосами. Солнышко уже чуть пригревало, поэтому Герман надел только майку и шорты, а куртку бросил на перила. Умылся, и, выходя из сада, аккуратно закрыл за собой калитку.

Он побежал в лесок, где вчера на полянке приметил чудесные лесные ромашки и колокольчики. Он соберет великолепный букет, преподнесет его Наташке вместе с извинениями, и больше не будет между ними этого неприятного холодка! Герман рассчитывал управиться за час — а вдруг Наташка проснётся!

Утро было чудесным, легкий свежий ветерок играл листочками и развевал бельё, которое висело на веранде соседки. Герман увидел и соседку, радостно поприветствовал её. Но тетя Нюра как-то не слишком охотно согласилась с ним, что утро доброе!

— Тетя Нюра, что такая невеселая? – спросил Герман.

— Да вот насос не включается, будь он проклят, старьё ржавое! Не насос, а динозавр! Давно говорила Петру – давай уже выбросим! Вот Петр вчера уехал, а я без воды осталась! А лето нынче жаркое, поливать надо каждый день!

06.15

Герман зашел к тете Нюре и попытался включить насос. Техника не подавала признаков жизни! Герман знал, что это хороший надежный насос, но, видимо, пришел и его срок… Хотя надо посмотреть, разобрать! А может, ерунда какая-нибудь!

Герман попросил у тети Нюры отвертку, и пошел отключать насос от сети. Подошел к переноске, и рассмеялся – вилка не была включена в розетку!

Тетя Нюра принесла отвертку. Герман сделал серьезное лицо, открутил винтик, задумчиво посмотрел на него и сказал:

— Всё понятно!

— А что случилось?

— Всё дело в этом винтике! Его надо смазать!

— А чем?

— Тетя Нюра, подойдет крем для рук!

Крем тут же был доставлен.

Герман намазал винтик кремом и закрутил обратно, а остатки крема растер на руках. И нажал на кнопку. Насос, разумеется, заработал!

Тетя Нюра так и села:

— Чудеса! Никогда не думала, что крем для рук — такая нужная вещь! Ты спас мой сад, погибающий от жажды! Гера, ты настоящий Супермен!

— Крем для рук от всего помогает! – с серьезным лицом сказал Герман, машинально засунув крем в карман, — а этот динозавр еще сто лет рычать будет!

Тетя Нюра попыталась напоить его чаем, но Герман заторопился. Вдруг Наташка проснётся!

И побежал дальше.

06.30

Пробегая мимо речки, он увидел рыбаков. Вдалеке двое мужчин разжигали костер, а мальчишка в рыбацких бахилах брел против течения с удочкой. Только Герман подумал, что зря он так глубоко зашел – ведь течение сильное, как мальчишка оступился, упал, и его поволокло вниз по реке!

Герман тут же бросился в воду.

Вода была ледяная, хоть и лето в разгаре, но плавал Герман отлично, и быстро настиг мальчишку. Тот уже захлебывался и отчаянно бил руками по воде. Герман вовремя подхватил его и вытащил из реки.

Подбежали рыбаки, помогли вынести мальчика на берег. Тот, конечно, перепугался и наглотался воды, хотя клялся, что чувствует себя просто замечательно! Но тут у него ногу свело судорогой. Герман достал крем, помассировал мальчику ногу, и все быстро прошло.

Рыбаки бурно благодарили Германа, жали руку и называли его Суперменом! Потом предложили ему обсохнуть у костра и попытались напоить чаем. Но тот, выжав футболку и шорты, отказался. Надо поторопиться – а вдруг Наташка проснётся!

07.00

Герман подбежал к заветной полянке, и остановился в замешательстве – чудесных цветов там почти не осталось… Невысокий пацан в зеленой бейсболке размашисто косил траву!

Герман позвал его:

— Эй, пацан!

Тот продолжал косить. Герман подошел ближе, и крикнул громче:

— Эй, парень!

Паренек обернулся, и тихо сказал:

— Я не парень!

Герман увидел перед собой худенькую девушку с косой в руках, волосы она упрятала под бейсболку. Правая рука была замотана грязной тряпкой.

Герман был ошеломлен. Да как же она, такая хлипкая, скосила пол-поляны одна?

Словно прочитав его мысли, девушка сказала:

— Косить лучше по росе, трава мягче. Что тебе надо? Почему ты весь мокрый?

Герман рассказал ей про цветы и про рыбаков, и что он не высушил одежду, потому что торопится. Девушка развела руками:

— Да собирай цветы, сколько хочешь, вон же они, срезанные, лежат! Хоть все забирай!

— А что у тебя с рукой?

— Порезалась… Косой случайно задела.

Герман заметил на тряпке пятна крови.

— А почему ты косишь-то? Где мужчины? Как тебя зовут?

— Алёна… Дед заболел, а эту поляну скосить срочно нужно! Лето пока жаркое, но на днях дожди ожидаем!

Герман попросил:

— Алёна, ну-ка, покажи руку!

Девушка послушно размотала тряпку. К ладони прилип засохший подорожник. Порез был длинный, через всю ладонь, но не глубокий.

— Болит рука?

— Да, косу держать больно…

Герман достал крем для рук, намазал Алёне ладошку, взял косу и начал косить. Давно не косил, но вскоре приноровился. Через некоторое время поляна была полностью выкошена.

Девушка смотрела на него с восторгом. Она собрала из срезанных цветов громадный букет и протянула Герману. Герман разделил букет и отдал Алёне половину. Та удивилась:

— Так бери всё! Красиво же!

— Мадемуазель, примите этот скромный летний букет от восторженного почитателя! Вы – самая красивая косильщица из всех косильщиц в этом лесу!

Алёна звонко засмеялась:

— Благодарю Вас, подмокший Супермен! – и надела ему на голову чудесный венок из ромашек.

Тут на поляну из леса выехал мотоцикл, за рулем был пожилой мужчина.

— Так-то ты, внученька, больному деду помогаешь! С ухажерами развлекаешься! Откуда ты их только берешь! – начал было ругаться дед, но, заметив, что вся поляна выкошена, удивился.

— Да когда ж ты успела?

— Деда, не ругайся, мне вот он помог… Зачем ты встал, лежал бы!

— Я Герман, я тут за букетом… — представился Герман.

Дед , нахмурившись, посмотрел руку Алёны, и удивился – кровь остановилась и ранка выглядела заживающей.

— Крем для рук от всего помогает! – сказал Герман.

— Да ладно, не выдумывай! – усмехнулся дед, — садись-ка, я тебя подброшу до дачного посёлка!

Герман обрадовался! Это очень кстати, — а вдруг Наташка уже проснулась!

Он сел на мотоцикл позади деда, тот развернулся и рванул с места. Герман помахал букетом Алёне, а она помахала своим букетом ему!

По дороге мотоцикл увяз в застарелой луже. Герман кое-как смог вытолкать мотоцикл, за что Алёнин дед тоже удостоил его звания Супермена!

Когда они ехали мимо речки, рыбаки, узнав Германа, зазывали их на чай, но дед торопился вернуться за Алёной.

Дед довез Германа до дач, отсалютовал ему, и поехал обратно в лес.

08.30

Герман, гордо неся букет, торопливо шел по улице.

Тетя Нюра, завидев его, всплеснула руками.

— Откуда же такая красота! Счастливая твоя Наташка!

— Тетя Нюра, насос работает?

— Да, я уже всю емкость накачала! Теперь мне засуха не страшна!

— Тетя Нюра, я случайно у вас крем для рук утащил!

— Да оставь себе, пригодится! – махнула рукой тетя Нюра.

Герман усмехнулся. Ведь крем уже пригодился! Надо будет потом зайти, вернуть!

Он поднялся на веранду, спрятав букет за спину, и почувствовал запах блинов. Эх… Наташка уже проснулась… не успел!

Наташка колдовала на кухне.

— И где ты шлялся с утра пораньше? – подбоченясь, гневно спросила Наташка, — и почему у тебя шорты мокрые? А что ж веночек-то из пошленьких ромашек забыл снять! Романтичная у тебя подружка! Я встала пораньше, жду, блины ему пеку, из окошка выглядываю, а он…

Герман, не говоря ни слова, протянул ей букет.

— Ой, Гера, это мне? Какой красивый… – Наташка спрятала лицо в цветах.

— Да, Наташа, ты меня прости за вчерашнее… Я виноват… А венок я честно заработал, расскажу потом…

— Это я виновата, могла бы понять, и уступить и успокоиться. И не надо ничего рассказывать! А то опять поругаемся! Проехали!

Наташка поставила цветы в большую банку, и вздохнула:

— Хоть картину пиши! Всё-таки лето — это сказка! Волшебный букет!

Они обнялись, и вдруг Наташка ойкнула:

— Блины сгорели!

Она схватила сковородку, обожглась, сковородка упала на пол, горелые блинчики разлетелись по кухоньке. Герман стремглав принес ведро холодной воды, и Наташка сунула туда руку. Подержала руку в ведре, и сказала:

— Да, вроде, не больно уже. Вот бы еще кремом для рук намазать, а здесь у меня нет…

08.35

Герман достал тети нюрин крем для рук.

— Признавайся, ты волшебник, да? — счастливым голосом пропела Наташка.

Герман надел Наташке на голову чудесный венок из пошленьких ромашек, и скромно улыбнулся:

— Зови меня просто — Супермен!

Насколько Вам понравилось это произведение? Оценить произведение!

Оцените книгу!

Средний / 5. Кол-во оценок:

Будьте первым, кто оценит эту книгу

Жаль, что книга Вам не понравилась

Помогите нам стать лучше!

Что могло бы сделать её интереснее?