Материнская любовь

()

1.
Четыре фигуры прибиты к земле. Они находились в доме, который теперь выживал без крыши и стен. Начало весны. Запах гнилых зимних листьев смешивался с размокшей древесиной и плесенью. Взрывов было почти не слышно: можно привыкнуть. Капли дождя били в голову, доходя до костей.
Три фигурки беззвучно лежали головами друг к другу; третья, спрятав кривую болезненную спину.
Четвертая протяжно скрипела от ударов дождя, и походило это на звуки умирающей птицы ̶ жалкой вороны, которая всю жизнь злобно отбивала свое гнездо.
Это женщина. Пригнувшись к земле, сжимает красными отмороженными руками тоненькую шею мальчика. Она в ярости. Птица бьется за последнюю ветку своего гнезда. Первым двум тельцам отдала почти все свои силы. Мгновениями она забывает о ненависти, чувствует, как отмерзают ноги от холода и сырости. Ей нужно скорее закончить ̶ силы на исходе.
Руки, шея ̶ все в грязи и каплях дождя. Не получается, соскальзывают руки и приходится вновь и вновь испытывать синенькую шею мальчишки. Если бы можно было закричать, вдохнув в пальцы сил для последнего рывка. Но ее никто не должен видеть. Мышцы костлявых рук не привыкли к такой нагрузке. Посмотрев на лежавших справа мальчиков, она закрыла глаза, и на выдохе выпустила оставшиеся силы на тонкую шею. Ненависть закипела, бледно-мертвенное лицо заливается краской гнева, скачут вены на лбу и висках. Ее не должны заметить. Алые капли падают на лицо мальчика. Она не чувствует, что до крови прокусила губу. Она перестает дышать. Полная тишина. Так звучит победа. Птица отвоевала свое гнездо.
Эта мысль постаралась заглушить ярость. Она открывает рот мальчика, достает крошки хлеба. Резкими движениями, не разгибая спины. Смотрит по сторонам: нет ли посторонних? Женщина склоняется к земле между тремя телами. Молиться некому, просить не о чем. Запихивает размокший хлеб в рот. Отползает. Хлеб дает человеку силы. Она встает, расправляет спину и убегает. Это была неравная битва.
2.
Крыло райской птицы легко и плавно рассекает теплый воздух полета. Здесь все было таким: легким в движении, безвременным и оттого умиротворенным. Птенцы, два хрупких, но таких громких создания, залепетали, встречая мать.
Она принимает тепло, отдаваемое ими. Материнская любовь. Чувство жадности и страха. Принесла им еды. Птенцы тянут свои головки. Что-то тайное: она кормит их своей нежностью.
Следами любви обволакиваются ее когти. Чья-то кровь. Она не чувствует боли. С материнской осторожностью опускает голову. Перед ней искровавленные тела птенцов. Увидев плоды своих чувств, птица резко отстраняется, болезненно рассекая воздух.
Запятнаны ее перья, клюв и когти. Кто создал существо, что любовью своей убивает ближних? Мать губит дитя.
И райская птица стала хищником, подобно тем, что рыщут по земле. Она выгрызала перья, разрывала грудь зверя, что погубил ее детей. Она ненавидела его всем, что в ней осталось после утраты самого ценного. Когти прорывались до кости. Когти искали справедливости. Зверь, изможденно воющий внутри, не сопротивлялся. Искала прощения. Зверь, обессиленный, рухнул, накрыв крылом безжизненные силуэты. Искала успокоения. И кровь ее смешивается с кровью птенцов. Упокоение.
Ночь рождает рассвет. Птенцы чувствуют, как любовь матери, разливающаяся внутри, заставляет их расти, быть сильными. Райский сад продолжает бесконечно умирать и сохранять неисчерпаемую жизнь. А птенцы ̶ защитники царства ̶ питают алыми каплями цветение вишен.
3.
Та же грязная весна. Их тела нашли соседские мальчишки. Трое ̶ в останках дома, а мать смогла отползти на пару шагов. Соседям казалось, умерла от раны в сердце: так много алой краски выплеснули ее губы.
Соседи не понимали, почему она так поступила. Ее ненавидели той же ярой ненавистью, с которой она убивала своих детей.
У ее мальчишек в начале весны обострилась астма. Они больше не могли работать. Одна рыскала с утра до ночи. Третий день голодали. У нее больше не было сил работать. Слышала, что привезли хлеб, который им должны были выдать в конце недели. Дети не доживут. Этой же ночью добралась до подвала. Она пролезла через окно. Спал сторож. Беззвучно взяла кусок для своих мальчишек. Она бы не согласилась взять больше положенного. Словно предатель, разбудивший сторожа-фашиста, захлопнулось окно. Успела. Но сковавший движения страх отдал ее ногу пуле сторожа. Дома она разделила хлеб на три части, спасительно сунув в руку каждому сыну. Женщина убежала в лес, чтобы ее не нашли, чтобы их не нашли. Утро показало ей умирающих детей. Хлеб был отравлен.

Насколько Вам понравилось это произведение? Оценить произведение!

Оцените книгу!

Средний / 5. Кол-во оценок:

Будьте первым, кто оценит эту книгу

Жаль, что книга Вам не понравилась

Помогите нам стать лучше!

Что могло бы сделать её интереснее?