В августе 44-го

()

1418 дней и ночей длилась Великая Отечественная война, унесшая миллионы человеческих жизней. Но я хочу рассказать лишь об одном дне этой страшной трагедии всего советского народа – 20 августа 1944 года. Два простых русских солдата воевали в этот день на разных фронтах. Это мои два деда – Кузнецов Иван Семенович и Лучкин Степан Сергеевич. События этого дня отражают мужество и героизм всего советского народа, победившего мировое зло – фашизм!

31 мая 1917 года в с.Анисимовка Андреевского района Алтайского края (ныне Новосибирская обл.) в семье Семена и Евгении Кузнецовых родился мальчик Ваня, четвертый ребенок в семье. До него уже были Василиса, Анна, Петр, потом появится еще и младшенькая Маша. В какой-то момент, по неизвестным мне причинам, Семен уходит из семьи, оставляя жену одну с детьми (Иван Семенович не любил вспоминать это, так как был очень обижен на отца). Так они и росли, старшие помогали матери и младшеньким.

В 1938 г. Ивана забирают в армию, попадает он служить на Дальний восток. Во время службы умирает мать, но его не отпускают на похороны, так как ехать далеко, да и дембель скоро. Но тут снова страшное известие – ВОЙНА! О мирной жизни приходится забыть надолго.

В 1942 г. его часть перебрасывают на запад. В это время в стране начинает налаживаться выпуск тяжелых танков КВ, на основе которых создаются отдельные тяжелые танковые полки прорыва. «Все для фронта! Все для победы!» — лозунги, которые звучали по всей стране. Люди сутками работали, не доедали, не досыпали, перечисляли деньги на строительство танков и самолетов. Не исключением стали и полярники, которые собрали средства на целую танковую колонну. Вручать танки на фронт прибыл И.Д. Папанин – главный полярник страны. На каждом танке было написано «Советский полярник»!

Вот в этом-то именном полку и довелось воевать Кузнецову Ивану Семеновичу на Юго-Западном фронте (с 20.10 43 г. переименован в 3-й Украинский).    5-й  отдельный гвардейский тяжелый танковый полк прорыва (ОГТПП) состоял из 4 рот по 5 танков КВ (1 танк в управлении полка) и роты техобслуживания – всего 21 танк и 214 человек .14 октября 1943 г. войсками ЮЗФ, в ходе Запорожской операции, было освобождено Запорожье. 5-му ОГТПП приказом Верховного Главнокомандующего присвоено наименование – Запорожский. Войскам объявлена благодарность и в Москве дан салют 20 арт. залпами из 224 орудий.

В связи с поступлением на фронт новых танков ИС-2, которые оснащались более мощной пушкой (по сравнению с КВ), в феврале 1944 г. полки прорыва перевели на новые штаты. В новых полках насчитывалось 375 человек: четыре танковые роты ИС-2 (21 танк), рота автоматчиков, саперный и хоз.взводы, и полковой медпункт.  Уже в таком составе полк гвардии старшего сержанта Кузнецова Ивана Семеновича подошел к Молдавии.

Ясско-Кишиневская операция началась 20 августа 1944 года. Еще накануне, во время рекогносцировки, была поставлена задача – решительной атакой захватить высоту 151.7. Стояла предрассветная тишина. Танки заняли свои позиции. Экипажи ждали приказ! Перед началом прорыва в течение 1 ч 45 мин была проведена арт. подготовка по заранее намеченному плану: около 50 мин артиллерия подавляла и уничтожала живую силу и огневые точки противника, затем последовал перенос огня на его вторую и третью линию обороны. В этот момент, с целью выявления уцелевших огневых точек противника на переднем крае, инсценировалась атака пехоты – в бой были брошены «штрафники». Также нужно было разминировать проходы танкам. Иван Семенович рассказывал, что на этих бойцов было жалко смотреть, когда ты на танке стоишь и ждешь, а они выступают живыми мишенями. Позже, оставшиеся в живых, брели назад окровавленные, кто-то с перебитой рукой, кого-то несли… всё это навсегда осталось в памяти Ивана.

И вот в небо взвилась сигнальная ракета, а секунду спустя все загудело вокруг: 5-й танковый полк и 398-й самоходный арт. полк вступили в бой. К двум часам дня наши части умелым маневром выбили противника со второй линии обороны и разгромили штаб 81-го пехотного полка гитлеровцев 15-й пехотной дивизии. Таким образом южнее г.Бендер в полосе наступления 37-й Армии танки прорвали сильно укрепленную оборону противника на участке Фантына – Маскуй  отм. 157.7, чем обеспечили успешное продвижение пехоты. Затем стремительной атакой овладели высотами 199.5, 210.4 и населенными пунктами Курнацень и Опач.

Из приказа №21 Н от 27 августа 1944 г « Наградить медалью «За отвагу» заряжающего танка «КВ-2-122(ИС)» — гвардии старшего сержанта Кузнецова Ивана Семеновича. 20 августа, в бою за высоту 151.7,  танк, где заряжающим тов. Кузнецов, уничтожил: 2 блиндажа, 4 подводы с грузом, 3 огневые точки, 1 миномет и до 15 гитлеровцев.»

В треугольнике Кишинев – Яссы – Комрад оказались окруженными 22 немецкие и румынские дивизии, в том числе власовцы. Иван Семенович всегда говорил, что самый жестокий противник на войне был – бандеровцы! 24 августа Румыния вышла из войны и приняла капитуляцию после разгрома ее войск. 6 сентября полк, пройдя через Румынию, вышел к болгарской границе. Болгары, выстроившись, приветствовали наших солдат криками «Ура!», «Братушки, мы вас ждали!», « Добре дошли!». Там, в Болгарии, в г. Пловдив, где впоследствии будет установлен легендарный памятник «Алеша», Иван Семенович и встретит ПОБЕДУ!

Впоследствии его командир полка Герой Советского Союза Грецкий Петр Петрович будет похоронен с почестями в Москве на Новодевичьем кладбище в 1972 г.  Замкомандира полка, также Герой СССР, Гудзь Павел Данилович станет генералом армии, начальником академии бронетанковых войск СССР. Вот в таком легендарном полку воевал мой дед. Только в 1947 г. его демобилизовали.

Еще на фронте стал переписываться с девушкой из с.Яр-Лог, адрес которой дал его однополчанин, родом оттуда же. Так он волею судьбы встретил свою любовь и будущую жену, а мою бабушку – Татьяну Ивановну Тырса. Она была голубоглазая красавица с длинной русой косой. Приехал после войны к ней в село да там и остался. У них родилось трое детей: старшая Люба (сейчас проживает в г.Заринске), Валера и Таня (моя мама) в настоящее время проживают в с.Новокормиха. Жена работала в школе учителем, а дед Иван в местном сельпо.

В 1961 г., после болезни, жены Татьяны не стало, и он остался один с тремя детьми…младшей было всего 4 годика. Вскоре Иван Семенович встретил женщину, которая согласилась выйти за него, несмотря ни на что. С Марией Никифоровной он прожил до конца своих дней. Из Яр-Лога они переехали в Волчиху, а затем в Новокормиху. Здесь он также работал в сельпо, потом заготовителем до самой пенсии. Построил дом своими руками, любил его обустраивать. Любил что то мастерить, ремонтировать. Часто бывало уйдет к себе в гараж и там копается то с мотоциклом, то с бензопилами, вечно что то чинит, клепает.  Много было вещей сделанных своими руками. Бывало на Пасху начинал красить яйца, а заканчивал покраской табуреток, лавочек, столов…Любил косить летом сено – тихое мирное единение с природой, с запахами разнотравья и пением птиц. Еще очень нравилось ему выращивать цветы: в доме всегда росла герань, а на улице георгины. Занимался ими исключительно сам, даже бабушке не доверял это дело. Всегда по праздникам в его доме были гости, пели песни, а после – обязательная игра в карты. Любил жизнь и радовался, что вокруг него наступил мир.

Я, его внучка, проводила с дедом очень много времени, поэтому он мне рассказывал про войну может даже немножко больше, чем другим, особенно незадолго до смерти. А может хотел немного выговориться. Например, о том, как форсировали Днепр одними из первых, многие погибли. Как подбежал какой-то командир, переписал данные, сказал: «Ждите ордена!» Но там была такая каша, что возможно он потом погиб, а награды так никто и не получил. Да и самого Ивана Семеновича ранило и контузило. Попал он в госпиталь в г.Орджоникидзе. (после госпиталь разбомбят со всеми хранившимися там документами). Дырки на теле у человека есть (я их до сих пор помню), а без бумажки доказать не можешь свое ранение…мол ищи свидетелей, которые там были и подтвердят.

Также был случай, когда дед через нижний люк вылез из танка и пополз за водой, что его и спасло…Через мгновение танк подбили, и весь экипаж погиб…До Болгарии Иван Семенович доехал лишь на третьем танке. Не стало ветерана – танкиста в 1998 г. на 81-м году жизни.

Второй мой дед – Лучкин Степан Сергеевич. Родился 23 декабря 1923 г. в с.Яковлевка Щучинского района Курганской области. У отца (Сергея Семеновича) и матери (Натальи Максимовны) было четыре сына: Степан (1923г.р.), Михаил (1931 г.р.), Владимир (1940 г.р.), Александр (1944 г.р.) и две дочери: Валентина (1927 г.р.) и Зоя (1934 г.р.). Степан был самым старшим ребенком в семье, поэтому забота о младших полностью лежала на его плечах. В тяжелые двадцатые годы их семья переехала в г.Копейск Челябинской области, там и осела. Степан подрос, жизнь стала налаживаться, можно было и учиться, и работать. Но…наступил 1941 год, который круто изменил жизнь молодого юноши. Началась война!

В начале 1942 г., в возрасте 18 лет, он уходит защищать Родину! Так как образование было 7 классов (немало по тем временам), Степана направили в Арзамасское военное училище, где он окончил школу младших командиров. Затем служил в 246-м стрелковом полку (29-го гвардейского стрелкового корпуса) командиром отделения станковых пулеметов на Западном, Северо-Западном ( позже 1-м Белорусском) фронтах. 25 июня 1942 г. был впервые ранен в бою под г.Старая Русса. Затем (в декабре 1942 г. и декабре 1943 г.) еще был дважды ранен.

И вот настал август 1944 года. 246-й полк вел бои уже на территории Польши. Войскам был дан приказ форсировать р.Висла, захватить плацдарм на левом берегу реки и удерживать его до подхода основных сил. Действуя первым номером станкового пулемета, при штурме 19 августа деревни Маниохи, гвардии старший сержант Лучкин своим метким огнем заставил замолчать три огневые точки противника, которые препятствовали продвижению нашей пехоты. Этим он дал возможность прорвать оборону немцев и захватить своему подразделению первым деревню. С утра 20 августа противник предпринял несколько контратак, чтобы вернуть утраченные позиции. Но пулемет Степана вновь заработал, не подпуская немцев к своему рубежу. В момент, когда был выведен из строя пулемет, он также крепко удерживал свой рубеж, расстреливая контратакующего противника из автомата и забрасывая гранатами. Лично уничтожил 30 гитлеровцев, но и сам Лучкин С.С. получил тяжелое ранение в правый локтевой сустав и плечо. Бойцу на тот момент было всего 20 лет. Наши потери тоже были: 17 человек погибли в том бою. Все они были похоронены в братской могиле в центре села. Если бы не мой дед – погибших могло быть значительно больше. За этот подвиг он был представлен к ордену Богдана Хмельницкого 3ст., но получил лишь орден Отечественной войны 2 ст. Два месяца находился на излечении в госпитале, затем опять на фронт. В январе 1945 г. получил тяжелую контузию головы (уже пятое ранение). Не говорил, не знал, кто он и где он, начались приступы эпилепсии, отказали ноги. Попал в Горьковский военный госпиталь, где лечился 8 месяцев. После этого был комиссован.

В 1947 г. Степан Сергеевич приехал в Новокормиху, где познакомился с моей бабушкой Марией Ивановной. У них родилось 5 детей: Люба, Юра, Валя, Зоя и Гена. Все эти ранения очень сказались на здоровье деда, поэтому после войны он трижды лежал в военном госпитале  г.Барнаула, был инвалидом 3 группы. Но, как и все в то время, всегда работал, куда посылали: был и электриком, и чабаном, и скотником, и столяром. Я, к сожалению, его не помню, так как он слишком рано ушел из жизни – в 50 лет.

Вот так воевали мои деды 20 августа 1944 года…один танкист, второй пулеметчик. Один в Молдавии, второй в Польше. Били врага и тем самым приближали всеобщую ПОБЕДУ!!!

Насколько Вам понравилось это произведение? Оценить произведение!

Оцените книгу!

Средний / 5. Кол-во оценок:

Будьте первым, кто оценит эту книгу

Жаль, что книга Вам не понравилась

Помогите нам стать лучше!

Что могло бы сделать её интереснее?