Долгий путь домой

()

Ему не хотелось верить в то, что он слышал. Однако голос, звучащий из маленького радио, чётко произносил все слова, которые вселяли в Семёна ужас.

«Война». Парень содрогнулся и посмотрел на Катю, которая держала в руках гитару и не смела сдвинуться с места. Её левая рука сильно сжимала гриф, а правая зависла в воздухе, так и не коснувшись струн.

— Позови маму, — медленно проговорил юноша.

Девочка, будто только и ждавшая этих слов, сорвалась с места, предварительно положив инструмент на кровать. Голос из радио всё также продолжал говорить о нападении Германии на Советский Союз. Семёну всё также не хотелось верить в то, что он слышал.

Лето внезапно перестало быть радостной и беззаботной порой, солнце больше не дарило ласковое тепло. В мозгах засела одна мысль, которую прокручивал каждый по нескольку раз: «Мир никогда не будет прежним». Лишь сейчас Семён понял, что он может принимать правильные решения, ему никто не сумеет помешать, никто не сумеет переубедить. Идя на фронт добровольно, на третий день после объявления войны, он не надеялся на возвращение — он верил в то, что обязательно вернётся.

Нина Васильевна тоже верила, пусть ей и было страшно, но она отгоняла от себя мрачные мысли и думала лишь о том, что война вскоре закончится, что сын придёт домой целым и невредимым.

Провожали Семёна всей деревушкой, затерянной среди густой зелени деревьев. Катя играла на гитаре. Голос у неё дрожал и срывался, пальцы поочерёдно цеплялись не за те струны, но она очень старалась, ей так хотелось, чтобы эта песня сопровождала Семёна весь его трудный путь, чтобы ужасы войны не смогли затмить задорный мотив.

Парню казалось, что ничего прекраснее он никогда не слышал. Брат подошёл к сестре, потрепал её по голове и сказал:

— Ты так красиво играешь, Катька! Я вернусь, обязательно вернусь, и ты будешь учиться, слышишь?

— Я буду ждать, Сёмка!

Катя крепко обняла брата, она не хотела его отпускать, не хотела, чтобы он уходил.

Парень засмеялся и, приподняв девочку над землёй, начал кружить. Вскоре он опустил её и снова потрепал по голове. Серые глаза внимательно всматривались в лицо напротив, Семён пытался запомнить каждую веснушку, каждую родинку, принадлежащую его сестре.

Нина Васильевна долго стояла с сыном в обнимку. Он гладил её по спине и приговаривал:

— Ну, мам, чего ты, в самом деле. Вернусь же скоро.

Женщина с тяжёлым вздохом отпустила Семёна, парень улыбнулся и отошёл в сторону, чтобы попрощаться с друзьями.

Катя с мамой ещё долго стояли у дороги и смотрели на удаляющийся силуэт. Город был в четырёх часах ходьбы, там находился ближайший призывной пункт. Именно туда направился Семён. Он то и дело поглядывал на чистое синее небо. Ему не хотелось верить в то, что оно может быть затянуто клубами чёрного дыма. Ему не хотелось в это верить.

***

Сестра часто писала брату. Она рассказывала про жизнь в деревне, про то, как сочиняет новые песни. Семён ждал этих писем. Они были ему нужны. Подписи матери и сестры в конце каждой весточки вызывали в нём радость и восторг, напоминали о том, почему он находится на передовой. Ради своей семьи Семён будет сильным. Обязан быть.

***

Однажды к Нине Васильевне, когда та возвращалась домой с полей, подбежала цыганка, схватила за руку, посмотрела женщине прямо в глаза и твёрдо проговорила:

— Вы встретитесь.

Всего два простых слова смогли заставить глаза Нины Васильевны наполниться слезами. Женщина никогда не верила в подобные предсказания, но почему- то в тот момент она не смогла даже попытаться усомниться в словах гадалки.

Каждый день Нина Васильевна выходила на дорогу и вглядывалась в даль, представляя, как сын побежит ей навстречу, она обнимет его крепко-крепко и больше никогда не отпустит.

***

Семён видел перед собой небо, грязно-бурое небо войны. Он задыхался и зажимал рану на груди, из которой сочилась вязкая кровь. В висках пульсировала боль, а уши заложило от звуков стрельбы и криков солдат. В глазах парня мутнело, он чувствовал, как ослабевает.

«Неужели всё? Конец? А мама? А Катька? Неужели я их больше никогда не увижу?»

Ему не хотелось в это верить.

***

Маленький клочок пожелтевшей бумаги, гласящий о том, что Семён пропал без вести, Нина Васильевна перечитывала каждый день. Вот уже 20 лет утро женщины начиналось с ровных печатных букв, причиняющих боль. Тишина стоящая в комнате, нарушалась лаем собак и пением птиц за окном. Лампочка периодически мигала, но это не мешало Нине Васильевне читать, давно выученный наизусть текст.

Прошло слишком много времени. Труд и забота о собственных детях отвлекали Катю от страшных мыслей, помогали сосредоточиться. Но она никогда, ни на секунду не забывала о брате. Смотря на лицо матери, покрытое морщинами, на её сгорбленную спину и впалые щёки, Катя понимала, что война никогда для них не окончится, она будет продолжаться в их сознании, сея смятение и мешая спокойно дышать.

Тёплой весной Нины Васильевны не стало, женщину похоронили в самом начале кладбища, вблизи дороги, она сама об этом просила при жизни. «Чтобы Сёмочку не просмотреть».

Через некоторое время Кате приснился сон. Будто бы мама снова стояла у дороги, а навстречу ей шёл Сёмка. Через секунду парень перешёл на бег, приблизившись к Нине Васильевне, он обнял её и повёл домой.

Катя проснулась и прислушалась к бешено колотящемуся сердцу, затем глубоко вздохнула и замерла, буквально на мгновение, ей показалось, что всё так и было, что приснившееся — реальность.

***

Две недели спустя в одной могиле, находящейся вблизи некоего крупного города, нашли солдата с письмами, которые лежали во внутреннем кармане рубахи. Именно по ним, а точнее, благодаря указанным в них адресам, удалось установить личность погибшего.

Останки Семёна перевезли. Его похоронили рядом с матерью по распоряжению Кати.

— Встретились всё же.

В это хотелось верить.

Насколько Вам понравилось это произведение? Оценить произведение!

Оцените книгу!

Средний / 5. Кол-во оценок:

Будьте первым, кто оценит эту книгу

Жаль, что книга Вам не понравилась

Помогите нам стать лучше!

Что могло бы сделать её интереснее?