Весной 45-го

()

Война… Ужас, боль и людские страдания… Народ и бойцы уже пережили 1941-1944 гг, потеряв тысячи жизней.

  И вот наступил май 1945 года. Весна неробко стала хозяйничать на многострадальной русской земле. Это время года любимо русскими неспроста: оно несёт в себе надежду на что-то новое, светлое… 

   В одной из деревушке военного времени кипела работа. Все жители трудились: кто-то старался подремонтировать избу, кто-то копался в огороде. Такой ежедневный образ жизни поддерживал существование поселения, где каждый человек был членом одной большой деревенской семьи. 

Почти в каждой избе не было кормильцев-мужиков, на хозяйстве остались только женщины и дети.

В крохотной, покосившейся  избушке на краю деревни жила Авдотья со своей дочерью Настей. Несмотря на трудности военного времени, у них был свой распорядок дня, который сложился сам по себе.

Утром Авдотья с Настей занимались хозяйством: топили печь, варили похлёбку, доили корову, которую прятали в лесу, когда пришли немцы. Умное животное тогда ни разу не подало голоса, словно понимая, что нужно молчать, иначе –смерть. Так молчали и жители деревеньки, ничего не рассказав фашистам о партизанском отряде, о котором все знали.   

Днём Авдотья с дочкой таскали воду из колодца, мыли полы в избе, наводили нехитрый деревенский уют. Авдотья любила чистоту и порядок в доме, которые сама строго блюла и учила тому же Настю. «Запомни, дочка, —  говорила мать, — чистота должна быть не только в доме, но и в душе».

На вечер тоже оставались кое-какие дела: сходить за коровой, подоить, да ещё проведать тётку Дарью, у которой в первые месяцы войны погибли все три сына. Помнят деревенские, как голосила тётка Дарья по своим кровинушкам. А потом плач стоял уже по всей деревне…

Всё шло своим чередом, но этот порядок жизни не мог заглушить Авдотьиной и Настиной душевной тоски по их бойцу. Он ушёл на фронт в 1941 году, в начале войны, писал редкие письма-треугольники, в которых светилась робкая любовь к жене и дочери, к родной земле.

Последняя весточка от отца пришла в январе 43-го. Он был жив, и это было несказанной радостью. Изнемогая от тяжкого труда, выпавшего на долю женщин, Авдотья и Настя жили надеждой: закончится война, отец вернётся, и семья снова станет единой… 

Письма с фронта были великим событием для каждого жителя, война стёрла границы между чужой радостью и своей, между чужим горем и своим. Не было чужого. Всё было общее.

В один из дождливый дней, когда серое небо безмолвно висело над землёй, в деревню пришло известие для Авдотьи и Насти. Девчушка-почтальонка из соседней деревни, не смея поднять глаз, протянула Авдотье письмо. Авдотья обомлела: это был не долгожданный треугольник, подписанный родным, знакомым до каждого завитка почерком, а казённое письмо. Такое получила в начале войны тётка Дарья…

Авдотья читала, не понимая слов: «… пал смертью храбрых…». Женщина не могла вымолвить ни слова, только водила глазами вокруг, смотрела на собравшихся односельчан и не видела их. В голове стучало молотом: «… пал смертью храбрых…». Люди стояли молча, со слезами на глазах, словно это их муж, сын, брат остался в чужой земле и никогда не вернётся…

Говорят, время лечит.  Авдотья выжила, перетерпела, боль притупилась, но не избылась, навсегда осталась в сердце женщины, отразилась в её глазах, когда-то ярко-голубых, а теперь тусклых… И сколько же на Руси таких Авдотий, Дарий, потерявших мужей, отцов, сыновей  весной 45-го, когда до Победы оставалось совсем немного…Сколько не дождавшихся…

Насколько Вам понравилось это произведение? Оценить произведение!

Оцените книгу!

Средний / 5. Кол-во оценок:

Будьте первым, кто оценит эту книгу

Жаль, что книга Вам не понравилась

Помогите нам стать лучше!

Что могло бы сделать её интереснее?