Фотография из семейного альбома.

()

Фотография из семейного альбома.

Не знать историю своего рода — признак низкой культуры. Ещё А.С.Пушкин писал, что «неуважение к предкам есть первый признак дикости и безнравственности». Само выражение «Иван, не помнящий родства», означает человека пустого и никчемного. И как дерево с гнилой сердцевиной непрочно стоит на земле, так же и род, утративший родовую память, родовое самосознание – близок к искоренению.

Благодаря моей маме, я знаю достаточно о своем роде. Все началось со старого семейного фотоальбома, тяжелые страницы которого я очень любила перелистывать в детстве.
В один из таких «скучных» вечеров я вновь вытащила из шкафа тяжелый альбом и стала перелистывать картонные страницы. Альбом хранил в себе детство моей мамы, молодость бабушки…Я знала каждого, кто глядел на меня с фотографий, хоть многих уже и не было в живых. Мой взгляд упал на одну из фотографий, она была меньшим размером, чем другие, и люди, изображенные на ней, отличались от других знакомых и незнакомых мне людей. Женщины имели странные прически, мужчины странные стрижки…и даже дети, сидящие на коленях у разных женщин и мужчин, выглядели как-то странно, как мне тогда показалось. Все эти люди не были похожи на меня, моих друзей, родных и просто знакомых, но их лица были очень красивы, а черты невероятно выразительны-это и впечатлило меня более всего.
— Кто эти люди? – спросила я маму, сидящую на диване за вязанием.
— Семья твоего дедушки, моего отца – ответила она, на секунду прервавшись от любимого занятия.
— Дедушки? Где тут дедушка?
— Вот же он! – мама указала пальцем на высокого светловолосого парня лет 17.
-Мам, а почему они такие странные? Они непохожи на других людей.
— Ну что же тут странного? Обычная немецкая семья.
-Немецкая?
Я была крайне удивлена услышанным. Ведь я совсем не знала своего деда, он ушел из жизни, когда меня еще не было. Я никогда раньше не задумывалась о том, кто мой дед? Откуда он родом? Почему у моей мамы такая странная девичья фамилия и странное отчество? Все эти вопросы разом перемешались в моей голове, и я срочно, сию же минуту захотела получить ответы.
— Мой дед был фашистом? Он что же, русских убивал?
Мама отложила вязание в сторону, села на пол рядом со мной.
-Запомни, твой дедушка никогда не был фашистом и уж, тем более, никого не убивал.
И я запомнила…помню до сих пор и буду помнить всегда. Мой дед Эберт Гергард Райнгольдович, родился в 1932 году в с. Рейнсфельд Куйбышевской области Кошкинского района. По национальности-немец. В с. Рейнсфельд семья моего деда прожила недолго, в возрасте трех лет он вместе со своей семьей переселился на Поволжье. Семья была большая – пятеро детей, включая моего деда, четверо старших братьев и младшая сестра. Мой дед рано осиротел, в возрасте пяти лет остался без матери и отца, родители погибли от тифа. Так мой дед, будучи еще совсем ребенком, стал Поволжским немцем. После смерти обоих родителей мой дед остался сиротой. Вместе со старшими братьями он блуждал в поисках пропитания, пока их всех не распределили по разным детским домам. На дворе 1941 год…страшный год, ознаменованный началом Великой Отечественной войны. Каково было ребенку, по происхождению немцу, в советском детском доме? Наверное, никто не сможет дать точный ответ на поставленный вопрос, не прочувствовав на себе весь ужас, всю жесткость того времени. Дед никогда не любил рассказывать о своем детстве, да и можно ли это назвать «детством?».
Ведь недаром говорят, что у войны разные лица: живое и мертвое, жестокое и милосердное, героическое и предательское. Но самое трагичное-детское. Как не согласиться, ведь именно дети – самая беззащитная и уязвимая часть населения, оказались в первую очередь жертвами военного времени.
Пребывая в детском доме, дед, как и другие ребята, стремился помогать взрослым: возил дрова, расчищал дороги, работал на полях колхозов и совхозов. Несмотря на это, дед часто сбегал из одного детского дома в другой, из второго в третий…Почему? Кормили одинаково плохо везде, но истинная причина крылась не в этом. Истинная причина- отношение русских к детям – немцам по происхождению, а причина тому-ненависть русских сирот, оставшихся без родителей, к немецкому фашизму, и ненависть эта проецировалась и на немцев – детей, несмотря на то, что далеко не все немцы были гитлеровцами. Избиения, издевательства – это лишь малая часть того, что испытал мой дед, находясь в очередном детском доме. Так, с детства деда стало преследовать клеймо «фашист».
В 12 лет дед бежал из очередного детского дома, на поездах добрался до Казахстана, где деда приютила казахская семья. Как и другие дети новой семьи дед работал, пас овец. Но и здесь все оказалось не так просто, отношение новых «родителей» к деду было жестоким, безжалостным. За каждую провинность и непослушание следовало жестокое наказание в виде избиений, мора голодом. Однажды, во время очередного выпаса, дед не смог отогнать волков от овец, и всю отару перегрызли. Наказание за такую провинность следовало жестоким – деда избили и бросили в степи одного.
Другая казахская семья забрала его к себе, выходили, относились не хуже, чем к своим детям. В этой семье дед рос, покуда ему не исполнилось 17 лет. В семнадцатилетнем возрасте деда нашли старшие братья и вместе они отправились в Прокопьевск. Дедушка устроился работать в шахту, и здесь он познакомился с моей бабушкой, своей будущей женой. Бабушка была не единственным ребенком в семье, был старший брат Анатолий. В послевоенные годы он пропал, и прабабушка положила все свои силы на поиски сына. Сын нашелся, оказался он на Камчатке, и прабабушка, бросив все, кинулась на Камчатскую землю на поиски сына. Бабушка и дедушка отправились следом. Вот так мой дед оказался на Камчатке. Людям, которые не знали, что такое морозы и пурги было крайне тяжело обосноваться в нашем крае. К тому времени у дедушки с бабушкой было уже двое маленьких сыновей. Деду и бабушке так и не удалось уехать на родину. Поездка постоянно откладывалась из-за частой болезни детей, не привыкших к местному климату. Вскоре в семье появился еще ребенок. В целом у бабушки с дедушкой родилось пятеро детей, троих из которых уже нет в живых. Самый младший ребенок-моя мама. Дедушка с бабушкой прожили тяжелую, но счастливую жизнь вместе. Всю свою жизнь дед работал, не покладая рук, обеспечивая свою семью. Даже в самые тяжелые времена семья ни в чем не нуждалась, все были одеты, обуты, сыты. Мама рассказывала, что даже спустя столько лет после войны, ребятишки из соседних домов обзывали их детьми «фашиста» из-за фамилии. Неоднократно завязывалась драка с соседскими ребятами. Таким образом мама и ее братья отстаивали честь моего деда, своего отца. Мама гордится своим отцом, а я горжусь дедом. Война не прошла для моего деда бесследно, на Камчатку он приехал уже больным человеком. Умер дед в возрасте 59 лет от цирроза печени.
С каждым годом растет дата, отдаляющая нас от исторического дня 9 мая 1945 года. И чем дальше мы от этого дня, тем сильнее обостряется наша историческая память. Мы обязаны осознавать, как дороги нам наши родственники, которые ковали эту Победу. Я-потомок героического поколения и считаю, что мы обязаны хранить память о своих предках, в том числе – о детях войны.
Эту историю я услышала от своей мамы, маме рассказала ее мама, моя бабушка, ну а бабушка узнала обо всем со слов своей мамы, моей прабабушки. Вот так из уст в уста передается история моего деда. Когда я вырасту, я обязательно расскажу эту историю своим детям, а мои дети – своим внукам. Я сберегу ту самую черно-белую фотографию из семейного альбома, с которой началась история моего деда. Течет река времени, но то, что в нашей памяти-бессмертно!

Насколько Вам понравилось это произведение? Оценить произведение!

Оцените книгу!

Средний / 5. Кол-во оценок:

Будьте первым, кто оценит эту книгу

Жаль, что книга Вам не понравилась

Помогите нам стать лучше!

Что могло бы сделать её интереснее?