Летопись Сталинграда

()

Вы, дети мирного времени, когда-нибудь задумывались о том, насколько достаточны наши познания о войне? Воображали ли вы картины доблестного прошлого своего Отечества? Относитесь ли вы с особым трепетом к ветеранам – тем, кто является живой историей нашего героического прошлого?

Герои военного времени, дети военных и послевоенных лет, не судите нас, детей безмятежного времени, излишне строго. Поверьте, мы усердно листаем страницы школьного учебника истории, наши учителя старательно доносят до нас истории военных лет, мы с удовольствием присутствуем на военных парадах и митингах. Разве может современное «племя младое и неразумное» быть настолько восприимчивым к той ценности великой Победы, которую не ощущали, как те, кому выдалась возможность слушать истории битв под Сталинградом или на Курской дуге из уст учителя — фронтовика, прошедшего войну вдоль и поперёк.

Произошло так и со мной. Случайная находка перевернула моё восприятие истории Сталинградской битвы. Летом меня отправляли погостить к бабушке в деревню. По приезде я ожидала встречу с друзьями. Ожидания оказались напрасными. День был знойный, поэтому на солнцепёке находиться было тяжело. Вечерами в ненастную погоду бабушка всегда мне рассказывала о своём детстве, о том, как непросто жилось в послевоенное время ребятам. Её рассказы были интересны для меня. Только увлечение у меня было иное: я любила обследовать старинный бабушкин дом. Тот июльский день оказался особенно скучным. Дом был пуст. Я прошлась по всем комнатам, так не найдя ничего завораживающегося, по лестнице взобралась на чердак. Это был не захламлённый чердак, а убранная кладовая с ящиками и коробочками. В углу я заметила холщовую ткань, которой был покрыт средних размеров кованый ларец. Любопытство взяло вверх над благоразумием. Ларец был наполнен аккуратно сложенными, пожелтевшими от времени, письмами-треугольниками. Я взяла одно из писем, чтобы узнать, чьи письма хранит бабушка на чердаке. Чернила в некоторых местах совсем выцвели, но, прочитав, мне стало понятно, что писал фронтовик, которого война разлучила с родными. Второе треугольное послание — ответ супруги фронтовика. Я была увлечена перепиской страдающих людей, оторванных друг от друга войной.  Письма,  написанные крупным забористым почерком Алексея Петровича, были чрезвычайно информативны. В одном из писем к Марье Ивановне фронтовик писал о том, что ими недавно был занят какой-то дом в Сталинграде, который стал опорным пунктом; теперь им приходится тяжело, но они  будут держаться из последних сил. В своих ответных письмах Марья Ивановна  поддерживала Алексея Петровича, на некоторых страницах были заметны следы от слёз.

Я впервые поймала себя на мысли, что стала сторонним наблюдателем оживающей истории супружеской четы в годы военного Сталинграда.   Теперь мне представлялся обстрелянный опорный пункт, командир, который посылает на помощь солдатам пулемётный взвод Афанасьева; противник, прорывающийся  к оборонной крепости; потрёпанные войной, но ещё не сломленные духом, солдаты у стен Сталинграда.

Я сложила эти письма так же аккуратно, как они лежали. Один вопрос звучал в моей голове: почему письма фронтовика Алексея Петровича и его преданной супруги Марьи Ивановны хранит моя бабушка. Я незамедлительно решила узнать у бабушки. Бабушка вовсе не сердилась на меня и рассказала, что она хранит письма своих родителей. Как оказалось, Алексей Петрович, мой прадедушка, принимал участие в обороне Сталинграда. Дом, о котором так много он писал, который стал их опорным пунктом, был знаменитый дом Павлова.

Каждая страница истории  Великой Отечественной войны – это частица нашей современной жизни, поскольку стоит только приблизиться к своим семейным архивам, и вы непременно отыщите кровных родственников фронтовых лет.

 

 

 

 

 

 

 

Насколько Вам понравилось это произведение? Оценить произведение!

Оцените книгу!

Средний / 5. Кол-во оценок:

Будьте первым, кто оценит эту книгу

Жаль, что книга Вам не понравилась

Помогите нам стать лучше!

Что могло бы сделать её интереснее?