Донбасс в период Великой Отечественной войны

()

С первых дней Великой Отечественной войны работа всей промышленности, транспорта, сельского хозяйства шахтерского края проходила под лозунгом «Все для фронта, все для победы!» В военкоматы Ворошиловградской и Сталинской областей поступили тысячи заявлений об отправке на фронт. В 1941 году в Донбассе были сформированы и отправлены в бой 383-я, 393-я и 395-я стрелковые дивизии, которые получили название «шахтерские»

Перестройка промышленности бассейна в сложной прифронтовой обстановке потребовала исключительно высокой организованности и оперативного руководства со стороны хозяйственных организаций. Ушедших на фронт мужей, сыновей, отцов и братьев на рабочих местах заменили женщины, подростки и пенсионеры. В Ворошиловградской области более 50 тысяч женщин встали у станков или спустились в угольные забои. Знаменитый мариупольский сталевар завода имени Ильича Макар Мазай по две-три смены не отходил от мартена, выдавая скоростные плавки стали для изготовления танковой брони. На Новокраматорском машиностроительном заводе молодые работницы перешли на многостаночное обслуживание.

За счет добровольных взносов трудящихся был создан фонд обороны. Молодежь Донбасса провела воскресники и все заработанные деньги (более 3,5 миллиона рублей) были переведены на текущий счет фонда.

Повсеместно шел сбор теплых вещей для фронтовиков. Женщины вязали шерстяные свитера, подшлемники, варежки, носки, шарфы. Ворошиловградцы подарили в действующую армию полторы тысячи полушубков, 700 пар валенок, много теплого белья, одежды. Кроме того, они собрали семь тысяч пар лыж, сотни саней.

Женщины и дети взяли на себя заботу о раненых бойцах и командирах в госпиталях, развернутых в Донбассе. Над ними шефствовали трудовые коллективы, школы. Тысячи доноров являлись на пункты переливания крови. Днем и ночью на вокзалах встречали эшелоны с ранеными бойцы комсомольско-санитарных дружин, а на станции Ясиноватая — санитарный поезд, созданный управлением Южно-Донецкой железной дороги.

Создавалось народное ополчение. 368 тысяч тружеников Донбасса, вступивших в ополчение, отработав смену на предприятиях, проходили военную подготовку. В городах и селах создавались истребительные батальоны и группы содействия по борьбе с вражескими парашютистами, диверсантами, лазутчиками и провокаторами. Бойцы этих отрядов охраняли промышленные предприятия, линии связи, железнодорожные станции, мосты.

На сооружение оборонительных рубежей из Ворошиловградской области было послано 309 тысяч человек, из Сталинской — более 210 тысяч.

С приближением фронта шла эвакуация промышленных предприятий. Шахты отправляли в Кузбасс и Караганду врубовые и подъемные машины, электровозы. На Урал уходили эшелоны с оборудованием металлургических и машиностроительных заводов. Железнодорожники переправили в глубь страны целые заводы, десятки тысяч вагонов с людьми, материалами, продовольствием. Перебазированные в Сибирь, на Урал, в Подмосковье, Поволжье предприятия Донбасса в сжатые сроки наладили производство вооружения и боеприпасов, значительно подняли выпуск металла, машин. Женская тракторная бригада П.Н. Ангелиной поставила перед собой задачу вырастить на казахской земле такой же высокий урожай, как и на Украине.

В конце сентября 1941 года немецкие войска начали наступление, которое в тяжелых боях отражали части Юго-западного и Южного фронтов. Маршал Советского Союза Иван Баграмян писал: «Оборонительные бои за Донбасс, проходившие в самый трудный начальный период Великой Отечественной войны, имели значительное влияние на дальнейшее развитие событий на этих участках фронта. Здесь потерпели провал планы гитлеровских стратегов разгрома войск Юго-Западного и Южного фронтов, захвата и использования в своих целях одного из важнейших экономических районов нашей страны. В этих боях фашистские войска потерпели большой материальный и моральный ущерб».

Сформированная в Сталино 383-я стрелковая шахтерская дивизия приняла боевое крещение на подступах к областному центру. Командир дивизии Герой Советского Союза Константин Провалов вспоминал: «Наш первый крупный бой — с итальянским кавалерийским корпусом… на фронте 6–8 километров завязался чрезвычайно жестокий. Грохот орудий, разрывы снарядов и гранат, пулеметная и ружейная стрельба, крик людей, ржание лошадей, пламя огня и сплошной дым… Бой продолжался около семи-восьми часов и закончился полным разгромом итальянских мушкетеров».

Сформированная в Ворошиловграде 395-я стрелковая шахтерская дивизия, которой командовал Герой Советского Союза А.И. Петраковский, начала боевые действия под Мариуполем.

383-я и 395-я стрелковые дивизии вместе с другими частями 18-й армии с 31 октября 1941 года до 18 июля 1942 года держали оборону на Миусе. Все это время шахтерские полки были на главном направлении ударов гитлеровцев, задерживали врага, не позволяя ему продвинуться ни на шаг. Это имело не только оперативно-тактическое значение, но и обеспечивало работу шахт, отгрузку в глубь страны ранее добытого коксующегося угля, скопившегося на складах в огромном количестве.

Донбасс в период Великой Отечественной войны

Снайпер Василий Курка. Фото из газеты “Красный воин “ от 24 июня 1944 г.

В рядах 395-й стрелковой дивизии было немало прославленных бойцов. Среди них командир разведчиков Поликарп Колев, удостоенный за ратные подвиги ордена Ленина, бесстрашный командир батареи Захар Галета, старшина разведроты Владимир Хацко. Связистом одного из полков был Петр Синяговский, молодой забойщик шахты «Центральная-Ирмино», в свое время побивший первый рекорд Алексея Стаханова.

Дивизионную снайперскую школу возглавлял бывший горняк шахты «57-бис» имени Войкова» Максим Семенович Брыксин, обучивший меткой стрельбе многих бойцов. В одном из сообщений Совинформбюро говорилось: «Снайперы подразделения тов. Маркьянчика (Южный фронт) наносят большой урон противнику. Снайпер тов. Брыксин уничтожил 126 гитлеровцев, Ипатов и Фаустов — по 100 гитлеровцев каждый». Один из учеников Брыксина, старший сержант Пётр Фаустов, внес усовершенствование в тактику снайперской войны, предложив создать специальные снайперские отделения. Теперь стрелки устраивали совместные «охоты» на немцев, поддерживая друг друга огнем. Результаты этого нововведения оказались настолько удачными, что снайперы из отделения Фаустова через газету обратились к сослуживцам с призывом учиться искусству меткой стрельбы и создавать такие отделения. Так, с выстрелов бывших шахтеров началось массовое движение снайперов южного фронта. Пожалуй, нескольких добрых слов заслуживает и еще один ученик Брыксина, Василий Курка. Этот шестнадцатилетний ученик школы фабрично-заводского обучения мариупольского металлургического завода 23 октября 1941 г. настоял, чтобы его зачислили в 726-й стрелковый полк 395-й стрелковой шахтерской дивизии. К 1 мая 1942 года Вася сдал экзамен на звание снайпер, а уже девятого мая открыл боевой счет. За три года войны он отправил к праотцам 179 вражеских солдат и офицеров, став одним из самых результативных советских снайперов. 13 января 1945 года Василий Курка скончался от ран, полученных в боях за польский город Сандомир.

За войну Максим Брыксин получил два десятка ранений, но несмотря на это остался в строю, а после войны вернулся в родную Луганскую область, где снова стал шахтером.

В оборонительных сражениях на Миусе участвовали представители многих национальностей СССР. Здесь совершил свой подвиг адыгейский поэт Хусен Андрухаев. 8 ноября 1941 года возле села Дьяково отражала атаки противника стрелковая рота. Младший политрук Хусен Андрухаев был ранен, но не оставил поле боя. Враги окружили его, стали кричать: «Русс, сдавайся!» Отважный воин ответил им: «Русские не сдаются!» Когда вышли все патроны и отбиваться уже было нечем, он подорвался гранатой, забрав с собой на тот свет нескольких гитлеровцев.

Судьба третьей шахтерской дивизии, 393-й стрелковой, которой командовал полковник Иван Зиновьев, трагична. Летом 1942 года она попала в окружение под Харьковом. Практически весь личный состав дивизии погиб, а её командир был ранен, попал в плен, попытался бежать и за это был расстрелян.

Оккупировав Донбасс, гитлеровцы намеревались тут же завладеть всеми его богатствами. Специально созданное горно-металлургическое общество «Восток» должно было развернуть производство на заводах, наладить добычу угля в шахтах. В своей книге «Утерянные победы» фельдмаршал Манштейн писал: «Донбасс играл существенную роль в оперативных замыслах Гитлера. Он считал, что от владения этой территорией… будет зависеть исход войны. С одной стороны, Гитлер утверждал, что без запасов угля этого района мы не сможем выдержать войны в экономическом отношении. С другой стороны, по его мнению, потеря этого угля Советами явилась бы решающим ударом по их стратегии. Донецкий уголь, как считал Гитлер, был единственным коксующимся углем (по крайней мере, в европейской части России). Потеря этого угля рано или поздно парализовала бы производство танков и боеприпасов в Советском Союзе».

Но все попытки захватчиков пустить шахты срывались: выходило из строя оборудование, заваливались выработки. Силой оружия заставили рабочих горловской шахты «Рудуч» спуститься в забои, только уголь не шел, так как шахта то и дело выходила из строя. По поручению подпольной группы горняк П.И. Иванов обрушил северный штрек Красноармейской шахты № 5–6 имени Г. Димитрова; окончательно она была остановлена после того, как в нескольких местах устроил завалы другой подпольщик.

Гитлеровцы зверски расправлялись с непокорными. В городе Красный Луч в шурф шахты «Богдан» были сброшены живыми около двух тысяч горняков, не пожелавших работать на врага. Такая же участь постигла 60 комсомольцев шахты № 3–3-бис в Кадиевке, были убиты 82 передовика производства в городе Кировске. Однако террор не сломил шахтеров. До самого конца оккупации немцам приходилось ввозить сюда уголь из Домбровского бассейна.

То же происходило на металлургических предприятиях. Несмотря на жестокие репрессии, главный производитель оружия, фирма Крупа, так и не смогла пустить агрегаты на Мариупольском металлургическом заводе имени Ильича. За невыход на работу погибли сталевар Н.А. Пузырев, начальник мартеновского цеха № 1 Н.М. Толмачев с двумя дочерьми, рабочий А.Е. Заворуев.

Для подрывной работы, диверсий на шахтах и предприятиях Горловки была создана специальная диверсионная группа. Командиром ее стал бывший председатель завкома профсоюза азотно-тукового завода А.С. Сотников, комиссаром — бывший главный механик шахты имени К.А. Румянцева С.А. Клубук. На основе сводок Совинформбюро подпольщики составляли листовки, распространяли их в городе, селах, на шахтах.

Через Красноармейск проходила железнодорожная магистраль из Днепропетровска в Донбасс, то есть с запада на восток, к фронту. Закрыть хотя бы ненадолго движение по этой дороге — такую задачу поставили перед собой подпольщики. Несмотря на усиленную охрану, 29 декабря 1941 года им удалось заминировать железнодорожное полотно. На минах подорвался и свалился под откос шедший к фронту эшелон противника с боеприпасами. Движение на перегоне было остановлено.

Настоящим вожаком подпольщиков на шахте № 1 «Красная звезда» в Чистякове стала Полина Прокофьевна Губина — бывший директор медицинской школы. Смелая, решительная, она организовала активную антифашистскую группу. Через полгода в организации уже состояло около 50 человек, которые выпускали листовки, разрушали средства связи противника, устраивали диверсии. В феврале 1942 года им удалось освободить из лагеря 50 пленных советских воинов. Весной 1942-го подпольщики с помощью актива провели среди чистяковцев подписку на второй Государственный заем обороны. Собранные 27 тысяч рублей были переправлены через линию фронта и вручены командованию Красной Армии.

В период оккупации в Сталино действовали подпольно-патриотические группы и партизанские отряды. Учителя средней школы № 68 Савва Григорьевич Матекин и Степан Васильевич Скоблов, студент индустриального института Борис Орлов собрали вокруг себя молодежь. К концу 1941 года в организации числилось 48 человек. Свою работу они начали с выпуска листовок, которые печатались на примитивном типографском станке и расклеивались в окрестностях города. В одной из них рассказали о расстреле в Сталино пяти девушек, содействовавших побегу военнопленных. Их имена обвели черной траурной рамкой, внизу поместили стихотворение. Отдельные листовки, переведенные на немецкий язык, распространяли в казармах солдат.

Для проведения диверсий оружие доставали у самих оккупантов. Василий Гончаренко похитил из машины шесть винтовок и три ящика патронов. Группа Скоблова совершала нападения на автомашины и во время одной такой операции вблизи станции Доля убила десять немцев и захватила два ящика гранат, 10 автоматов и 11 пистолетов. Из машины, шедшей на фронт, Н. Градов с товарищами изъял две винтовки и важные оперативные документы, которые срочно передал советскому командованию. В августе 1942 года С.Г. Матекин был арестован и расстрелян. Трагически погибли С.В. Скоблов и Б.И. Орлов.

Славянский партизанский отряд, оперировавший на пространствах Северного Донбасса вдоль Северского Донца, возглавил участник гражданской войны директор завода в Славянске Михаил Карнаухов. Его боевые оперативные группы устраивали засады на дорогах, совершали налеты на гитлеровские комендатуры, штабы, забирали документы, освобождали пленных. Во время боевых действий наших войск в районе Изюм — Барвенково — Лозовая отряд уничтожил штаб вражеского полка, большой склад с продовольствием, пустил под откос воинский эшелон. В начале ноября 1941 года гитлеровцы послали против славянских партизан карательную экспедицию, назначив за голову командира крупное денежное вознаграждение. В жестоком бою карнауховцы наголову разбили карателей и разгромили вражеские гарнизоны в нескольких населенных пунктах. Лишь в декабре 1942 года немцы смогли захватить Карнаухова, которого казнили в январе 1943 в селе Новосёловка Краснолиманского района.

В сентябре 1942 года партизанские отряды Сталинской и Ворошиловградской областей, действовавшие на северо-востоке Донбасса, объединились для совместной борьбы. Командиром соединения был назначен Яков Иванович Сиворонов, комиссаром — Захар Васильевич Изотов. Имея на вооружении 65 пулеметов, сотни автоматов и винтовок, соединение вышло из Святогорского, Дробышевского, Кременского лесов и направилось в глубокий рейд по селам донецкого края, уничтожая там немецкие гарнизоны.

Одной из наиболее героических страниц сопротивления была деятельность краснодонской «Молодой Гвардии» — самой крупной из антифашистских молодежных организаций.

20 июля 1942 года город Краснодон Ворошиловградской области был оккупирован гитлеровскими войсками. С первого же дня оккупации захватчики с холодной немецкой жестокостью начали вводить в городе свой «новый порядок»: убивали, угоняли молодежь на каторжные работы, проводили поголовные грабежи… В ответ в городе возникла подпольная комсомольская организация, которую возглавили Олег Кошевой, Иван Земнухов, Сергей Тюленин, Ульяна Громова, Люба Шевцова, Иван Туркенич. В начале сентября на квартире Олега Кошевого состоялось первое собрание молодых подпольщиков. По предложению Сергея Тюленина организацию решили именовать «Молодая гвардия». Секретарем комсомольской организации и комиссаром «Молодой гвардии» собрание единогласно избрало Олега Кошевого.

Подпольщики Краснодона определили себе следующие задачи:

• укреплять в народе уверенность в неизбежном разгроме захватчиков;

• поднимать молодежь на активную борьбу с немецкими оккупантами;

• обеспечить себя оружием и в удобный момент перейти к открытой вооруженной борьбе.

Молодогвардейцы создают типографию, монтируют радиоприемники, налаживают связи, и вскоре отделения организации появляются по всему Краснодонскому району. В ряды «Молодой гвардии» вступают больше сотни подростков, которые начинают вести политическую работу среди населения, а также организовывают акты саботажа. За 6 месяцев молодогвардейцы выпустили более 30 типов информационных листовок общим тиражом свыше 5 000 экземпляров. Это был важный способ донесения информации о происходящем на фронте, так как оккупационные власти утверждали, что Германия побеждает в войне. Листовки же опровергали немецкую пропаганду и вселяли уверенность в нашей победе. В распространении листовок принимали участие все подпольщики.

В ночь с 6 на 7 ноября молодогвардейцы водрузили красные флаги на школе имени Ворошилова, на шахте №1-бис, на здании бывшего райпотребсоюза, на больнице и на самом высоком дереве городского парка. Повсюду были расклеены лозунги: «Поздравляем с XXV годовщиной Октября, товарищи!», «Смерть немецким оккупантам!». Эта акция имела большой пропагандистский эффект.

Вскоре от агитации молодогвардейцы перешли к боевым действиям: нападали на немецкие патрули и машины, уничтожали технику. Узнав, что немцы готовятся к вывозу хлеба в Германию, подпольщики устроили диверсию и сожгли огромные хлебные скирды, а уже намолоченное зерно заразили клещом. Затем на дороге Краснодон — Ровеньки ребята напали на немецкий отряд, который гнал полутысячное стадо коров, отобранных у местных жителей. Скот был отбит, а немцы уничтожены.

Молодогвардеец-шахтер Юрий Виценовский устраивает на шахте несколько аварий и парализует ее работу. В ночь с 5-го на 6 декабря 1942 года молодогвардейцы сожгли немецкую «биржу труда», где хранились документы людей, которых оккупанты планировали отправить на работу в Германию. В это же время молодогвардейцы освободили 75 военнопленных из Волчанского лагеря и 20 военнопленных из Первомайской больницы. Когда Красная Армия перешла в наступление, молодогвардейцы начали подготовку к нападению на краснодонский гарнизон немцев. Был разработан план захвата города, но в январе 1943 года немцам удалось обнаружить молодогвардейцев и арестовать практически всех. Только нескольким подпольщикам удалось спастись от облавы. Захваченных молодогвардейцев жестоко пытали, а затем казнили.

История краснодонский подпольщиков стала хорошо известна в Советском Союзе благодаря книге Александра Фадеева, однако, по мнению ряда историков, писатель значительно исказил реальные события. Так, современный автор Александр Дмитриевский утверждает, что часть антинемецких акций, приписываемых молодогвардейцам, совершили их коллеги из соседнего города Свердловска. Там летом 1942 года была создана подпольная антифашистская организация под руководством первого секретаря Свердловского горкома комсомола Игоря Бабарицкого и его заместителя Григория Романченко, который устроился директором в городском дворце культуры.

Подпольщики слушали по радио передачи из Москвы, а потом распространяли полученную информацию в листовках. Иван Романченко, младший брат Григория, вспоминал: «Однажды мы с ребятами собирали уголь в районе Центральных электромеханических мастерских. Там стояла высокая труба котельной. Заглянули мы в неё, и у одного из нас фуражку тягой утащило вверх, так и не нашли её. Я об этом рассказал Григорию, просто как забавную историю, но он сразу понял, что труба может оказаться полезной. С бумагой трудностей не было: рядом находилась типография, там много отходов оставалось. Полина, жена Григория, писала листовки, потом через трубу мы их распространяли. Труба высокая, кирпичная — тяга сильная. И летели наши листовки прямо к базару. Сразу возник слух, что наши их разбрасывают с бесшумного самолёта. Раз пять так запускали. Но потом кто-то заметил, откуда летят листовки, и немцы установили в том месте наблюдение».

Свердловские подпольщики вели активную работу. Врачи Мария Стоянова и Александра Мартынова спасли сотни человек от угона в гитлеровское рабство. Сергея Тишакова вместе с братьями Тупитченко и Шесталовыми внедрили на станцию Должанская путевыми рабочими. Они следили за немецкими перевозками и благодаря этому советскому командованию поступила информация о переброске танков «Тигр» в район Сталинграда. Благодаря их стараниям, между станциями Вальяново и Дарьевка пошёл под откос вражеский эшелон. 7 ноября 1942 года над биржей труда, которая находилась в здании треста «Свердловуголь», был поднят красный флаг. Постоянно устраивались побеги советских военнопленных из концлагерей.

К приходу советских войск готовилось восстание. 21 января 1943 года Григорий Романченко и Дмитрий Калашников поехали в соседнее село Бирюково за оружием, а на следующее утро нагрянули гестаповцы. Начались аресты. Спустя несколько дней большинство членов организации расстреляли. Кто выдал подпольщиков — до сих пор остаётся неизвестным. Нельзя исключать и тот вариант, что активно действующее подполье, как бы хорошо ни была налажена конспирация, всё равно оставляет массу «следов».

После освобождения города в 1943 году А. Фадеев приезжал в Свердловск, беседовал с уцелевшими подпольщиками и их родными, но в своей книге ни словом не упомянул об этих героях. Почему же так произошло?

Вскоре после поездки в Донбасс Александр Фадеев опубликовал в газете «Правда» статью «Бессмертие» о краснодонских подпольщиках, которая стала основой романа, напечатанного уже в 1946 году. Возможно, после этого писатель планировал написать и о свердловцах, но «Молодая гвардия» была встречена резкой критикой за то, что в ней автор не отразил роль партии в борьбе с захватчиками. Из-за этого Фадеев переписал роман, введя в него новых героев-коммунистов. Эта версия «Молодой гвардии» вышла в 1951 году и стала канонической. Книга вошла в школьную программу и стала обязательной для прочтения всеми подростками страны советов.

Однако в реальной истории партийное подполье в самом Краснодоне было разгромлено гитлеровцами в первые дни оккупации, зато оно уцелело и действовало в Свердловске. Так что Фадеев на страницах книги просто объединил две организации — стихийную краснодонскую и коммунистическую свердловскую — в одно целое. В результате вместо документальной книги получилась художественная, хоть и основанная на реальных событиях. Это вполне допустимое явление в литературе. Например, Борис Полевой на основе подвига реального летчика Алексея Маресьева создал «Повесть о настоящем человеке», героем которой был Алексей Мересьев. То есть хоть литературный герой и ассоциируется со своим прототипом, но все же воспринимается как отдельная личность. Однако, Фадеев, начинал писать документальную книгу с подлинными именами и фактами. Когда же его заставили переработать текст, менять имена подпольщиков и место действия было уже поздно. Так родился миф о «Молодой гвардии». Сам Фадеев, кстати, неоднократно утверждал, что «…писал не подлинную историю молодогвардейцев, а роман, который не только допускает, а даже предполагает художественный вымысел», но в общественном мнении его книга осталась летописью.

Соответственно, свердловские герои оказались в тени краснодонского подполья, и их история мало кому известна…

Насколько Вам понравилось это произведение? Оценить произведение!

Оцените книгу!

Средний / 5. Кол-во оценок:

Будьте первым, кто оценит эту книгу

Жаль, что книга Вам не понравилась

Помогите нам стать лучше!

Что могло бы сделать её интереснее?