Пути – дороги Ивана

()

Февраль 1943 г. выдался и снежным, и с морозами. Иван неторопливо шагал от военного госпиталя. Он шёл уже к новой жизни. Иван был признан специальной комиссией негодным к военной службе после полученных в бою ранения в голову и контузии в прошлом 1942 г. Ещё находясь в госпитале, Иван обдумывал своё положение, вспоминая прошлое и пытаясь предположить вероятное будущее. А пути –дороги Ивана в жизни были нелёгкими.

Пути – дороги Ивана

Начало 1920-х годов. Забайкалье. Он неожиданно оказался без матери на одной из железнодорожных станций недалеко от Читы. В суматохе, криках и свистах паровозных гудков Иван потерялся в толпе. Толпа, пытаясь полностью залезть на готовый к оправлению поезд, отсекла его от матери. Он бегал по перрону и скал мать, звал её, но тщетно. Поезд со свистом и грохотом, стуча колесами, набирая скорость, выплёвывая клубы дыма, ушёл на запад. Они с матерью пробирались к родне в Самарскую губернию. Родители Ивана прибыли в Восточную Сибирь за несколько лет до начала Первой мировой войны в результате столыпинских реформ, суливших крестьянам землю и зажиточную жизнь. Но не всё оказалось так, как планировалось и хотелось. 1914 г. — началась Великая война – Первая мировая война. В том же 1914 г. родился Иван – самый старший ребёнок в семье. Затем революция, гражданская война с интервенцией. При этом смерть, голод, холод, боевые действия. Но, тем не менее, в семье появлялись и появлялись дети. Как-то раз отец простудился, стал болеть. Однажды он ушёл в баню и не пришёл. Хватились его поздно. Он угорел в бане и умер. Мать осталась с шестью детьми одна. Она была в полном отчаянии. Однажды мать решилась на то, чтобы детей пристраивать в приюты. Кормить их было нечем. Она начала сдавать детей в те приюты то одного, то другого. Во второй половине 1920 г. положение в Забайкалье несколько стабилизировалось. Красные наступали, а белые и интервенты отступали. Боевые действия шли, главным образом, вдоль железной дороги и уходили всё дальше на Дальний Восток. Стало налаживаться сообщение с европейской частью России. Мать, сдав предпоследнего ребёнка на попечение в детский дом, оставила при себе Ивана — самого старшего.

Тогда их поезд ушёл, а растерянный Иван остался на перроне. Матери он нигде не видел. Пробежавшись ещё раз вдоль воинских эшелонов и станционных построек, мимо солдат, мимо мешочников, ожидавших поезда, Иван остановился. Матери нигде не было. Около него остановились милиционеры из транспортной милиции и обратили внимание на одиноко стоящего мальчика. Иван был одет не в рваное, одежда была чистой. Расспросили его. Он всё про себя рассказал. Он рассказал про мать, про родственников в Самарской губернии, про злоключения их семьи. Спустя некоторое время в милиции было принято решение доставить его в сопровождении сотрудника транспортной милиции к матери и родным. Так, Иван трясся в поезде много дней. Ночи и дни тянулись в дороге. Рядом с ним находился милиционер, который его сопровождал, оберегал, кормил, спать укладывал. Ивану запомнился тот человек с сильными руками, одетый в полувоенное обмундирование, подпоясанный ремнём с портупеей и кобурой с револьвером. Иван рассматривал милиционера и думал, что он тоже станет, когда вырастет таким же как этот милиционер. В итоге милиционер доставил Ивана к матери. Родня чуть с ума не сошла, когда увидела живого и здорового Ивана в сопровождении сотрудника правопорядка. Мать очень переживала, что Иван потерялся и не знала, что делать дальше. Родственники её поначалу ругали, а потом жалели. Но появление Ивана было настоящим счастьем для него самого и для его родных.

Шли годы. Ночь менялась днём и наоборот. Иван трудился на земле, помогал матери и родственникам. Посещал школу. Учился положительно. Потом стал работать в колхозе. Участвовал он и в общественной жизни своего села, расположенного тогда в Подбельском районе (в наши дни это территория Похвистневского муниципального района). Наконец, он решил осуществить свою мечту. Он окончательно решил стать милиционером и подал документы для поступления в школу РКМ — школу рабоче-крестьянской милиции, расположенную в Куйбышеве (ныне г. Самара). Он был принят в школу РКМ и начал учиться. Учёба ему нравилась. Он учился, учился и учился. В семье очень городились Иваном. Всё, казалось, шло как надо, но наступило 22 июня 1941 г. – чёрный день в истории страны. Война ворвалась и в дом Ивана, и в дома его родственников. В то время сотрудники милиции и курсанты школы милиции сами подавали рапорта с просьбой направить их на фронт. Иван и его однокурсники тоже подали такие рапорта. Ночи и дни шли и шли. Сводки с фронтов были безрадостными. Враг рвался и рвался вперёд. Наконец просьбу Ивана удовлетворили и летом 1941 г. он стал десантником. Снова учёба. Изучение матчасти, воинского Устава, обучение владению оружием, обучение тактикам боя, прыжки с парашютом, манёвры и прочее. Всего у Ивана был 21 прыжок с парашютом, из них 5 прыжков были в тыл врага. Бои, рейды по тыла противника, диверсионные акции, выход сбоями к своим. Короткий отдых, схватки с противником, траншеи, смерть, ранения боевых товарищей. Будучи командиром, он командовал подразделением десантников. Снова бои. Ту последнюю 5-ю высадку в тыл неприятеля Иван особенно запомнил. В результате нескольких боевых акций в тылу врага десантники нанесли ощутимый урон врагу. Объекты фашистов перестали существовать. Гитлеровцы, подтянув свежие силы, бросили их на уничтожение десантников, державших оборону в лесу. Десантники отбивали атаки противника одну за другой. Он командовал бойцами, стрелял из автомата и пулемёта, бросал гранаты в наседавших врагов. Стволы оружия раскалялись от непрерывной стрельбы.

Вдруг раздался недалеко взрыв мины, выпущенной из немецкого миномёта. Иван ощутил болезненный удар в голову и потерял сознание. Бойцы вынесли его из-под огня и прорвались к своим. Иваном занялись медики. Операции следовали за операцией. Лечение в госпитале. Затем комиссование. В феврале 1943 г. Иван прибыл в родные места. Иван понимал, что жизнь его теперь поменялась. Он продолжал не сдаваться. Снова ночи и дни, полные забот и тревог. Он доучивался в школе РКМ и закончил её успешно. Приступил к службе в органах милиции. Решил в дальнейшем поступить заочно в юридический институт. Начал готовиться к поступлению. Ночи и дни. Чтение юридической литературы, самообразование. Однажды весной 1943 г., приехав к матери в село в выходные дни, он захотел сходить на танцы в Подбельск. На танцах была молодёжь, но в основном женского пола. На танцах он познакомился с Дусей – студенткой педагогического училища, которая стала впоследствии его супругой, родила 4-х детей, стала бабушкой и прабабушкой своим внукам, проживающим в разных городах России.

Наступил июнь 1943 г. и Дусю забрали в действующую армию, стала она связисткой на зенитной батарее. Снова шли ночи и дни – время ожидании и переживаний. Иван продолжал служить в органах правопорядка и готовиться к поступлению в ВУЗ. Писал Дусе письма, приходил к её родным в гости. Его невеста Дуся тоже ему писала, несла боевую службу в зенитном полку, прошла по военным дорогам России, Украины, Молдавии, Румынии, Польши, Венгрии. Вернулась домой только в конце августа 1945 г. Свадьбу они сыграли в самом начале января 1946 г. Иван подал затем документы на поступление в юридический институт в Уфу. Стал работать в органах прокуратуры, а, спустя время, он был направлен на работу в Башкирскую АССР и стал там работать судьёй. Его супруга следовала вместе с ним.

Впереди было рождение детей, работа в судах и в адвокатуре. Впереди была целая жизнь, полная трудностей и радостей.

Иван Григорьевич Адаев — мой дед, участник Великой Отечественной войны, скончался в 1986 г., похоронен в г. Похвистнево (Самарская область).

Насколько Вам понравилось это произведение? Оценить произведение!

Оцените книгу!

Средний / 5. Кол-во оценок:

Будьте первым, кто оценит эту книгу

Жаль, что книга Вам не понравилась

Помогите нам стать лучше!

Что могло бы сделать её интереснее?