О моем Отце

()

Мой Отец, Сурихин Петр Васильевич, родился 06 января 1924 года. В начале 1931 года он остался круглым сиротой. Его отец, инвалид гражданской войны, умер от ран в 1930 году, а его мать пережила мужа менее чем на год.

Далее воспитывала его какое-то время старенькая двоюродная бабушка, а потом – его старший 14-летний брат. Но фактически Отец жил беспризорником.

Поэтому в 15 лет его забрали – т.к. некому было этому воспрепятствовать, как у других детей, имевших родителей – и направили в школу фабрично-заводского ученичества (далее – ФЗУ) при Ирша-Бородинском угольном разрезе.

Обучение там было очень простым: показали, как работает отбойный молоток – и вперёд, в шахту, выполнять норму выработки по добыче угля. Часто работали почти по колено в воде. И если не выполнялась нома выработки, то мастер обучения частенько, по настроению, мог дать по зубам или в ухо.

Пока шло обучение началась война. В конце декабря 1941 года весь контингент обучающихся построили во дворе школы ФЗУ и зачитали директиву Правительства: «Граждане, Родина в опасности! Кто хочет ей добровольно помочь и защитить её в трудное время – выйти из строя!»

Из почти двухсот человек контингента обучающихся из строя вышли около пятидесяти человек, которым к тому времени исполнилось 17 и более лет. Отец был среди них, прибавив себе один год возраста. Потом 01 января 1942 года: Боградский районный военный комиссариат Красноярского края, военно-пересыльный пункт, краткий курс молодого бойца и в бой!

Краткие сведения о боевом пути моего отца, которые либо мне запомнились, либо были найдены в интернете.

Службу на фронтах Великой Отечественной войны мой Отец начал с февраля 1942 года в разведке, корректировщиком артиллерии, на Волховском фронте.

Мне запомнился один небольшой эпизод, рассказанный отцом, из этого сурового периода его жизни.

В ту зиму 1942 года стояли очень сильные морозы. А подразделение, в котором служил Отец, находилось в болотах Калининской области. В окопах было сыро и даже иногда скапливалась вода. Им привезли тёплую одежду (полушубки) и обувь (валенки). Отец, как сибиряк, сразу взял себе полушубок и валенки. А его более старший и опытный товарищ по службе, уроженец тех мест, выхватил у него этот полушубок и валенки и бросил их в общую кучу, и сказал отцу: «Бери лучше новую шинель и хорошие кирзовые сапоги!» Отец в тот момент ничего не понял, и даже обиделся на товарища, но в силу своего деревенского воспитания промолчал и подчинился ему. А потом был ему всю жизнь благодарен, т.к. многие солдаты, взявшие себе полушубки и валенки, получили сильные простудные заболевания и тяжёлые обморожения из-за невозможности вовремя просушить одежду и обувь. Дело в том, что полушубки и валенки хороши для сухого резко континентального климата. В тех условиях службы моего отца они быстро напитывались влагой, а хорошо просушить их было негде и некогда! Зато шинель, портянки и сапоги – эта веками испытанная одежда и обувь солдата – быстро просушивались даже на небольшом костерке!

Ещё мне запомнилось, что в этот период подразделение отца находилось в основном в обороне, в окопах. Было очень холодно, сыро и была очень скудная еда. Немудрено, что Отец в таких условиях заболел цингой. Заболевших заставляли пить отвар хвои, но он был очень горький и противный, и многие, в том числе и Отец, от него часто отказывались. А потом, придя домой после войны, он вскорости потерял все зубы. Некоторые зубы – я видел собственными глазами! – он легко вытаскивал сам себе плоскогубцами.

О боевом пути отца и его ранениях этого периода я ничего не запомнил и не нашёл в архивах. Знаю, что в июне 1943 года он был принят в комсомол и направлен на 1-й Украинский фронт. 3 сентября 1943 года он был тяжело ранен и направлен в госпиталь на Урал. Отлежал один месяц в госпитале и два месяц в выздоравливающем батальоне (на современном языке – «проходил послеоперационную реабилитацию»).

Мне запомнился один эпизод, рассказанный отцом, о его нахождении в упомянутом выздоравливающем батальоне. Их очень плохо кормили. Кто-то из раненных не выдержал и пожаловался в вышестоящие органы. Приехала московская комиссия и выяснила всю обстановку с организацией реабилитации раненных. Они быстро выявили все злоупотребления и приняли очень суровые меры к нарушителям. Раненных и персонал построили во дворе реабилитационного центра и объявили результаты проверки. Генерал, председатель комиссии, нагнулся и зачерпнул из-под ног горсть песчаной почвы, протянул сжатую ладонь с грунтом к людям и обратился к выздоравливающим: «Вот смотрите! Мы выдаём вам, защитникам Родины, из последних сил и средств полной мерой всё, что вам положено». Потом разжал ладонь – большая часть грунта высыпалась, и на ладони осталась небольшая кучка земли. Далее он сказал: «А вот смотрите, что оставляли вам эти мерзавцы, преступники! За это они понесут очень суровое наказание!»

После этого жизнь и питание в реабилитационном центе быстро наладились. По окончании реабилитации Отец был направлен в Челябинск, в танковую школу, окончив которую он оказался в одном из вновь сформированных танковых экипажей. Далее экипажи получили на Челябинском тракторном заводе новые тяжёлые танки, КВ-122, и эшелоном были направлены к месту боев на 1-й Белорусский фронт.

Потом Отец участвовал во многих сражениях, включая Орловско-Курскую битву, освобождение Варшавы и взятие Берлина. Он был ещё неоднократно ранен, контужен и горел в танке.

Я запомнил один из рассказанных отцом эпизодов о его ранениях в этот период. Их танк подбили так, что у него оторвало башню и сдетонировал боезапас; хорошо, что его осталось немного. Погиб весь экипаж, кроме моего отца. Дело в том, что в этот период службы он был заряжающим и находился в самом низу танка; это и спасло ему жизнь. Но он был тяжело ранен, обгорел и ещё контужен. Спас его товарищ из пехотного подразделения, сопровождающего танки. Он его вытащил из горящего разбитого танка и передал в медсанбат. Отец его очень любил, дорожил его дружбой и после войны часто с ним переписывался, и всё мечтал съездить к нему в гости, но так и не собрался, т.к. он жил далеко в Орловской области.

Придя домой после демобилизации, в 1947 году, он ещё очень плохо говорил. После тяжёлой контузии он сильно заикался и частично потерял слух. Потом его речь почти восстановилась, но небольшая глухота так и осталась у него на всю оставшуюся жизнь.

На его теле было много следов от сильных ожогов и несколько больших рубцов от осколочных и пулевых ранений. Один осколок (из области поясницы) у него сам вышел уже после войны. А несколько мелких осколков в голове – я сам видел рентгеновские снимки его головы – он проносил всю оставшуюся жизнь, до самой смерти, и унёс с собой в могилу.

Пройдя всю войну, Отец закончил её в Берлине. Как ещё молодой неженатый человек был оставлен дослуживать в Германию, в город Нойрупин. Уволен из действующей армии в 1948 году.

Хочу сказать несколько слов из воспоминаний моего Отца о жителях зарубежных территорий, освобождённых Рабоче-крестьянской Красной армией.

Он хорошо отзывался о немцах: они были очень работящие и уважительно относились к русским. И очень плохо о поляках! Он рассказывал, что в Польше некоторые местные жители могли выстрелить в спину. И даже у них, в их воинской части, был приказ: соблюдать осторожность и не перемещаться по территории Польши по одному, а только группами.

Сейчас я очень жалею, что мало расспрашивал Отца. И главное!, к сожалению, не записывал его рассказы о войне и его тяжёлой, но очень интересной и поучительной жизни. Воистину, что имеем – не храним, потерявши – плачем!

Перечень боевых и юбилейных государственных наград СССР и России Сурихина Петра Васильевича

  1. Орден Отечественной войны 1-й степени
  2. Орден «За заслуги перед Отечеством» 4-й степени
  3. Орден Красной звезды
  4. Орден Славы 3-й степени
  5. Медаль «За отвагу»
  6. Медаль Жукова
  7. Медаль «За боевые заслуги»
  8. Медаль «За победу над Германией»
  9. Медаль «За взятие Берлина»
  10. Медаль «За освобождение Варшавы»
  11. Медаль «20 лет Победы в Великой Отечественной войне»
  12. Медаль «30 лет Победы в Великой Отечественной войне»
  13. Медаль «40 лет Победы в Великой Отечественной войне»
  14. Медаль «50 лет Победы в Великой Отечественной войне»
  15. Медаль «50 лет Вооружённых сил СССР»
  16. Медаль «60 лет Вооружённых сил СССР»
  17. Медаль «70 лет Вооружённых сил СССР»
  18. Медаль «80 лет Вооружённых сил СССР»

Звание: гвардии старший сержант. В РККА с января 1942 года по 1948 год. Место призыва: Боградский райвоенкомат, Красноярский край, Боградский район.

За время войны Отец побывал во многих странах и городах. Жизнь в этих городах и странах значительно отличалась от той, какую он прожил и видел ранее. Естественно, он, как губка, всё впитывал и запоминал новые впечатления. Эти его впечатления от военного периода, как я сейчас понимаю, наложили серьёзный отпечаток на всю его дальнейшую жизнь.

Вернулся с фронта он только в начале 1948 года, с иконостасом орденов и медалей, чувствуя себя героем и свободным человеком, истосковавшимся по мирной работе, и поступил работать в родной сибирский колхоз.

Работал он строителем: плотником, каменщиком, столяром. Но после своей основной работы он часто привлекался к дополнительным сезонным работам: посевная, уборка урожая, погрузка зерна на баржи и т.д. Работать иногда приходилось практически весь световой день и больше.

Вот, например, краткая иллюстрация результатов его работы: Отработав неполный год, поздней осенью он был приглашён на общее собрание колхозников, где подводились итоги года и производилась выдача денежного и материального вознаграждения. Когда подошла его очередь, ему объявили: «Пётр Васильевич, Вам причитается столько-то денег, столько-то зерна и т.д.» После этого объявления одна из работниц, назовём её Ивановой, старый член колхоза, возмущённо высказала председателю колхоза: «А почему это Петру Васильевичу за неполный год назначено такое большое вознаграждение?!» На её возмущённое резкое высказывание председатель колхоза спросил: «Иванова, Вы сколько работаете в колхозе?» Та ответила: «Четыре года!» Председатель продолжил: «Так вот Иванова, Пётр Васильевич за неполный отработанный год принёс колхозу пользы больше, чем Вы за полные четыре года!»

Это один небольшой, но очень показательный эпизод из трудовой жизни моего Отца.

Он был ярким, холерическим трудоголиком и всю свою жизнь, в основном, проработал строителем. Строил он жилье, магазины, школы, клубы, помещения общественного, производственного и сельскохозяйственного назначения и многое другое. А после работы его очень часто ждали родственники и знакомые: «Пётр Васильевич, помоги!» И он никому не отказывал, и помогал что-то строить.

Начинал он простым плотником, но, пройдя многие ступени строительной карьеры, закончил основную трудовую деятельность техником-строителем.

Мой Отец прожил долгую, тяжёлую, трудную, но очень яркую жизнь. Воспитал пятерых своих детей, но часто, как ветеран, привлекался и к воспитанию чужих детей. И государство его не забывало: помогало, уважало и по заслугам награждало!

Умер мой Отец 12 декабря 2005 года и похоронен на кладбище в Саяногорске.

Леонид Петрович СурихинО моем Отце О моем Отце

Насколько Вам понравилось это произведение? Оценить произведение!

Оцените книгу!

Средний / 5. Кол-во оценок:

Будьте первым, кто оценит эту книгу

Жаль, что книга Вам не понравилась

Помогите нам стать лучше!

Что могло бы сделать её интереснее?