Обещание

()

Последние дни стояла сильная жара, но именно в такие дни цениться больше всего вечерняя прохлада. Наподобие этих моментов навивают ностальгию о, кажется, очень далеком прошлом, которое одновременно было вот совсем недавно. Удивительная вещь – память. Так свежо помнится детство с моей матерью. Совместное время было не слишком продолжительным, но при этом остается незабываемым. Моя мать была известна на всю часть своей отвагой и смекалкой. Оставаясь военной, она не переставала вести себя как любящий и заботливый родитель. Помимо наставлений отчетливо вспоминаются и греющие душу моменты, когда в похожие приятные вечера мы лежали под открытом небом и говорили обо всем на свете. Моя мама всегда восхищала, я стремился стать похожим на нее. Поэтому, когда меня отправили на учебу, это желание помогало мне двигаться вперед. Ну, а теперь… Поток мыслей остановился, послышались знакомые шаги и знакомый голос.

— Чиф, приятель, как ты? – грубая рука потормошила шерстку. Ты каждый вечер приходишь поговорить со мной.

— Неплохо, — Петька понимал меня и без слов. Почему Петька? Все его так зовут. Самый добродушный парень. Я рад, что попал именно к нему. Остальные псы видят в человеке хозяина, но Петька – мой друг. Был бы сам человеком, звал бы его братом.

— Да, Чиф, живем… пока живем. Завтра обещают бурю, но мы-то ее переживем? – что за радостный голос в сопровождении с подмигиванием, многие солдаты уже подрастеряли свою веселость, но ты поражаешь своим позитивным настроем. – А я к тебе с гостинцем, держи корку! Знаешь, дружище, что я надумал?

— Интересно, что же? – от любопытство даже немного встрепенулся, но от хлебушка, понятное дело, не отказался.

— Вот закончиться война, она непременно должна закончиться. Так вот, закончиться война, пойдешь ко мне? Ты ведь знаешь, что я-то сиротский, а к тебе я привык. Ну что, будем вместе жить?

— Эх, пройдем ли мы этот путь вместе?

— Чиф, пообещай мне, что все именно так и будет. Обещаешь?

— Хорошо, — одобрительно сказал я, — хорошо.

— Вот и умничка. Ладно, пойду отдыхать, силы еще понадобятся, ты тоже отдохни.

— Да, иди, отдохни, завтра будет, скорее всего, еще один тяжелый день, а я пока посижу еще немного, сегодня хочется о многом подумать…

Петька ушел. Меня кинуло в прежний поток мыслей.

Что же теперь? Теперь я на войне со своим солдатом, но, приятнее произносить — со своим человеком. Петька, ты и, правда, мой человек. После разговора захотелось, чтобы мир наступил прямо сейчас, в эту же самую секунду. Ты бы проснулся завтра, а пришло бы время возвращаться домой и мы бы ушли вместе. Да, Петька, давай сдержим наше обещание.

Я ошибался, следующий день оказался не просто тяжелым, он превратился в сущий кошмар. С самого утра шла пальба, мы сидели в вырытых траншеях. Бой продолжается слишком долго, по общим меркам прошло больше полудня, а все такие же, как и я, обученные псы сидели и ждали. Нам оставалось только ждать, когда мы сможем помочь своим товарищам, но пока нам приходилось слушать взрывы и стрельбу. Мне уже было непонятно – стоял сам по себе жаркий день или его сделало таким сражение. За взрывами летела земля и насыпь, помимо этого столбом стоял пороховой дым, из-за чего было неприятно дышать и смотреть. Как-то мне довелось услышать рассказ какого-то военного мужичка о Боге и Дьяволе. Упоминая ад, он говорил о муках и невыносимом пекле. На ум пришли и следующие слова – жарко как в аду. Возможно, мы затронули что-то ужасное, чудовищное.

Наши люди падали один за другим, кто-то раненный, кто-то замертво. До немцев оставалось всего несколько десятков метров, когда нас построили.

Раз, два, три… «Спускайте собак!» — прокричал командир.

Я вырвался вперед со всей скоростью. Если я ничего не сделаю, то этот день окажется последним абсолютно для всех, а главное и для Петьки. Я видел немцев, видел их удивление на наше появление. Я не ненавидел их отдельно, но вместе с тем понимал, что либо они, либо мы. Свалил первого, вцепился в глотку, в своей пасти почувствовал отвратный вкус человеческой крови. Не было время на раздумья, и пока поваленный солдат содрогался в судорогах, приходилось рваться ко второму, третьему…

Следом за нами в бой пошли и наши оставшиеся пограничники. Я слышал рычание и взвизги других псов, видел, как их тела протыкались штыками, многие продолжали двигаться простреленными и подбитыми, сражаясь бок о бок с солдатами.

— Чиф, берегись!

— Нет, Петька, стой! — но ты уже борешься с солдатом, направившего оружие на меня. – Продержись немного и я помогу тебе, я только сейчас закончу с этим солдатом, я быстро.

Я справился, теперь я могу вернуться к тебе! Но… Прошло всего мгновение и его хватило, чтобы ты сейчас лежал и истекал кровью. Ничего, я посторожу тебя, никто не сможет снова навредить и после люди вылечат тебя. Да, все будет хорошо, я ведь тебе обещал.

Мне приходилось набрасываться на многих немецких солдат, чтобы они не подходили к Петьке. Не помню, сколько это продолжалось, но в один момент все псы поняли, что не осталось ни одного стоящего на ногах нашего человека, теперь мы охраняли лежачие тела.

Я уже лишился большого количества крови, когда враги шли по группам, застреливая других таких же, как и я. У меня не было сил даже скалиться, поэтому единственное, что мне оставалось – лечь рядом с моим человеком, от которого исходила приятная прохлада. Группа подошла и ко мне, я прижался вплотную к Петьке, всё же мы обещали быть вместе. Звук последнего услышанного мною выстрела, кажется, меня оглушил, и наступила тишина, которую нарушил до боли знакомый голос.

— Чиф, дружок, вставай, пошли домой, – господи, ты снова говоришь в своем радостном ключе.

— Петька, но почему ты здесь? – я наконец-то открыл глаза и увидел перед собой на корточках тепло улыбающегося и поглаживающего меня друга.

— Мы обещали быть вместе, забыл?

— Но мы ведь были там…и… ты меня понимаешь? Как?

— Я и до этого понимал тебя, просто не так явно как сейчас. Теперь для нас нет и этого маленького барьера. А там… Там уже не для нас, Чиф. Да и тот кошмар никогда не был для нас, так ведь?

Да, то никогда не было для нас, мы не выбирали войну, выбор был сделан за нас. Мы же выбрали друг друга, мы выбрали пойти домой… наконец-то.

 

 P.s. На написание данного рассказа вдохновили реальные события в бою у села Легедзино. Герои, как и сам сюжет, вымышленные.

В настоящем сражении, действительно, участвовали пограничные собаки. Все пограничники были убиты и оставшиеся в живых овчарки легли рядом со своими погибшими солдатами. После этого все собаки, в том числе и обычные сторожевые в самом селе были перестреляны.

            Надеюсь, такое небольшое произведение заставит задуматься моего читателя и, возможно, открыть для себя что-то новое.

            Ваш таинственный писатель,

Alice Lilas.

Насколько Вам понравилось это произведение? Оценить произведение!

Оцените книгу!

Средний / 5. Кол-во оценок:

Будьте первым, кто оценит эту книгу

Жаль, что книга Вам не понравилась

Помогите нам стать лучше!

Что могло бы сделать её интереснее?